20.02.2018

Ибрагим Сел, лидер Евразийского Движения Азербайджана:
«Наши историки тщательно скрывают тот факт, что азербайджанцы 300 лет воевали с османами. Около полутора миллионов азербайджанцев пали от рук османских агрессоров. Этот факт иудейская академическая система тщательно скрывает, так как это не отвечает интересам НАТО в регионе. Испокон веков основой Кызылбашской армии, которая воевала с османо-ваххабитскими оккупантами, составляли азербайджанские турки. Азербайджанская земля пропитана кровью турецких, талышских, персидских солдат, окроплена слезами наших стариков, женщин и детей. Единственная вина нашего народа перед османскими палачами была в том, что азербайджанцы являлись шиитами, и не соответствовали ваххабито-сатанинской сущности Османской Империи. Они изгонялись из своих земель, умирали от голода, когда османские султаны заселяли их земли «законопослушными» курдскими племенами. Из генетической памяти азербайджанского народа никогда не сотрется тот беспощадный геноцид, который устроили нашему народу османские султаны. Как ни стараются иудейские псевдоисторики, мы, азербайджанцы никогда мы не будем османам братьями: ни по Родине, ни по матери!
Ставленники Фетхуллаха Гюлена в азербайджанском правительстве всячески рекламируют союз с Турцией. Целью этих пропагандистов НАТО является включение Азербайджана в состав Турции! Курдские чиновники Азербайджана в официальных речах называют Турцию «стратегическим союзником», наряду с США, Израилем и Саудовской Аравией. Однако, как показывает реальность, турецкие гастарбайтеры ненавидят азербайджанских шиитов, а азербайджанские шииты видят в османах своих лютых врагов.
От имени азербайджанского народа мы просим Россию помочь нам в изгнании турок, которые с 90-х годов осели в нашей столице. Мы их сюда не приглашали. Именно Запад организовал поток турецких курдов в Азербайджан, и после создания Евразийской государственности на Кавказе собирается использовать их для саботажа и диверсий. 80 процентов людей, хлынувших из Турции в Баку, являются не турками, а курдами и дёнме-саббатианцами. Они - пятая колонна Запада в Азербайджане. С тех пор как османы пришли в нашу страну, наш народ утерял благополучие. Ожиревшие турецкие менеджеры НАТО смотрят на простых азербайджанцев, как на слуг. В Азербайджане голод, а турецкие курды продолжают грабить нашу страну».

Евгений Спицын: Американцы подготовили Гитлера к войне с СССР, но Сталин их переиграл

Каждый год в преддверии Дня Победы оживляется весьма специфическая общественность и у нас в стране, и за рубежом, которая начинает усиленно пропагандировать мифы о Великой Отечественной и Второй Мировой. Мифы совершенно одного плана: о союзнических отношениях СССР и фашистской Германии, о том, что Сталин чуть ли не вырастил Гитлера, что Красная Армия вся сдалась в плен гитлеровцам в начале войны, что если бы не помощь США и т.д. О том, как обстояли дела на самом деле, в эфире радио «Комсомольская правда» рассказал известный историк, советник ректора МПГУ Евгений Спицын.

- Мы очень часто слышим обвинения в том, что Сталин чуть ли не дружил с Гитлером, что Советский Союз фактически способствовал превращению Гитлера в то зло, каким он стал. Тут и липецкая школа, в которой учились летчики немецкого «Люфтваффе». Тут и торговля с Германией, продажа древесины, металла, руды, зерна и так далее. Насколько справедливы эти упреки?
- Эти упреки абсолютно несправедливы. Очень часто эти и подобные факты подгоняются под заранее заданную концепцию. Все сотрудничество, о котором мы говорили, происходило в рамках межгосударственного сотрудничества любой страны с СССР. То, что связано с продажей каких-то ресурсов, того же металла, древесины – это обычная торговля. За валюту. Так же, как Россия сейчас продает нефть, газ. Теперь, что касается главного вопроса: способствовал ли СССР приходу Гитлера к власти. Эта чушь сознательно внедрялась в головы наших граждан еще с эпохи горбачевской перестройки и ельцинского лихолетья. В 92-м году вышла совершенно мерзопакостная книжонка двух историков Юрия Дьякова и Татьяны Бушуевой (муж с женой) «Фашистский меч ковался в СССР». И там приводились упомянутые вами факты. Но в реальности обучение летчиков «Люфтваффе» в липецкой авиационной школе никакого отношения к приходу Гитлера к власти не имело. В отличие от финансово-промышленного олигархического капитала стран «западной демократии». Речь идет, прежде всего, о финансово-промышленном закулисье с хорошо известными фамилиями Морганы, Вайбурги, Рокфеллеры, Ротшильды и т. д. Именно стараниями этих воротил финансового капитала были созданы два плана. Один из них назывался план Дауэса (1924), другой - план Юнга (1930), которые предусматривали подъем промышленного потенциала Германии и привод к власти реваншистских сил, чтобы создать на территории Германии ударный кулак против первого в мире социалистического государства – СССР. Туда вкачивались гигантские финансовые ресурсы. Например, по плану Дауса в экономику Германии было вложено более 4 миллиардов тогдашних долларов. Аналогичные суммы были вкачаны в германскую экономику и по плану Юнга. В 1931-м году был создан знаменитый Банк международных расчетов в Базеле, через который началась скупка акций всех наиболее крупных промышленных компаний Германии. Именно в этот период, например, вся нефтеперерабатывающая промышленность, производство синтетического бензина и т.д. стали принадлежать американской компании «Стандарт Ойл», владельцем которой был Дж.Рокфеллер. А 100% акций знаменитого автомобильного концерна «Фольксваген» находились под контролем американской компании «Форд». Перед началом Второй мировой войны 280 самых крупных германских фирм в той или иной степени полностью находились под контролем англо-американского промышленного капитала.

- В том числе и концерн «ИГ Фарбениндустри», производивший газ «Циклон Б», которым умерщвляли заключенных концлагерей?
- Да. В том числе и, например, «Фокке-Вульф», строивший исключительно военную авиацию. А небезызвестный банкир Ялмар Шахт, впоследствии министр экономики Третьего рейха, был связующим звеном между англо-франко-американскими олигархами. Он, как челнок, катался из страны в страну и «продавал» Адольфа Гитлера, так сказать, своим партнерам. Именно с его подачи все эти ребята, Прескотт Буш, например…

- О, из этих Бушей?
- Из этих, да. Джозеф Кеннеди. Из этих же Кеннеди. Эндрю Меллон, например, министр финансов США, те же Джон Рокфеллер, Альфред Дюпон и остальные дали добро на приход Гитлера к власти. Более того, накануне назначения Гитлера канцлером Германии на встречу Гитлера с Францем Папеном пришли сам Ялмар Шахт и Курт Шрёдер - президент немецкого банкирского профсоюза, а также небезызвестные братья Джон Фостер и Аллен Фостер Даллесы. И там была достигнута договоренность, что воротилы немецкого бизнеса пишут коллективное письмо президенту Веймарской республики Паулю Гинденбургу с требованием назначить Адольфа Гитлера канцлером Германии, то есть, главой правительства. И через год Гинденбург престарелый умирает, Гитлер объединяет в своих руках пост федерального канцлера и президента. И дальше строит так называемый «тысячелетний Третий рейх».

- Но к этому времени в экономику Германии уже закачаны огромные средства.
- Колоссальные средства.

- А мы думали, что Гитлер просто, чуть ли не на голом энтузиазме строил автобаны и заводы. И что народ в трудовом порыве… А под этим был ого-го какой западный капитал.
- Больше хочу сказать. Вы задумывались, почему Гитлера привели к власти именно в 32-м – 33-м годах? Не раньше и не позже. На это, кстати, обратили внимание целый ряд проницательных ученых, те же Валентин Катасонов и Юрий Жуков. В конце 32-го года мы завершили первую пятилетку, во время которой было построено более 4,5 тысяч крупных промышленных предприятий. Тогда мировой финансово-олигархический капитал понял, что СССР задушить экономически уже не получится. Гигантские темпы экономического роста и индустриализация, начатая Сталиным, привели их в шок. Причем, это на фоне хорошо известной Великой депрессии в США и других буржуазных странах. Они поняли, что единственным инструментом, который способен остановить СССР и уничтожить его как альтернативную систему экономики, политики и идеологии может быть только война. А для этого им нужен человек, который должен эту войну возглавить и повести на убой миллионы людей. Вот Гитлер и приходит в этот период к власти. И потом, несмотря на все усилия президента Рузвельта и его «Новый курс» к концу 30-х годов загрузка всех промышленных мощностей американских корпораций составляла всего порядка 33-34%. И не случайно, оценивая экономическую обстановку в США в этот период, один из ближайших советников Рузвельта Тагуэлл писал: «В 1939 году правительство не могло добиться никаких успехов. Туман мог развеять только могучий ветер войны». Вот вам и ответ, кто вскормил Гитлера и для чего.

- И кому была нужна война.
- Поэтому все россказни о том, что СССР несет какую-то равную ответственность за развязывание войны, что Сталин якобы чуть ли не дружил с Гитлером и был его союзником - это все из разряда тень на плетень. Прямыми прародителями Гитлера, его кукловодами были англо-американские банкиры.

- Но пакт Молотова-Риббентропа мы ведь не можем отрицать? Исторический факт.
- То, что мир втягивается во Вторую мировую войну, стало очевидно в начале 30-х годов. Еще до прихода Гитлера к власти в 32-м году тогдашний народный комиссар иностранных дел СССР Максим Литвинов выступил с идеей создания системы коллективной безопасности в Европе. Понятно, что эта идея была установкой высшего политического руководства страны - Сталина, Молотова и других. И эту идею, как ни странно, поддержали и в некоторых европейских столицах. Достаточно назвать министра иностранных дел Франции Луи Барту. Были и в Европе здравые люди, которые понимали, что возможный агрессор в Европе должен быть остановлен именно системой. Но Луи Барту был убит, а после него к идее коллективной безопасности стали относиться иначе. Историки позже установили, что спецоперация по убийству Барту под названием «Тевтонский меч» (убийство короля Югославии и Барту - прим. авт.) готовилась именно в Берлине. И одним из ее участников был небезызвестный Отто Скорцени. Идею коллективной безопасности заместил принцип двусторонних пактов между государствами. Например, был заключен пакт о ненападении между СССР и Чехословакией в 1935-м. Годом раньше был заключен пакт Пилсудского-Гитлера. И в 1939-м Москва попыталась заключить трехсторонний пакт с Францией и Великобританией. Известные переговоры, которые тоже попытались дискредитировать «перестроечные» историки. Якобы Сталин, когда принял решение подписать пакт с Гитлером, он Ворошилову послал личную записку: «Клим, кончай крутить шарманку, переговоры больше не нужны». Хотя генерал Думенк – переговорщик от Франции - прямо писал, что «именно СССР был больше всех заинтересован в заключении этого пакта и только непримиримая позиция Польши, которая отказывалась пропустить советские войска через свою территорию в случае начала европейской войны, не позволила нам подписать этот пакт». Кстати, в июне 1939 г. с тем же Риббентропом аналогичные пакты заключили министры иностранных дел Эстонии и Латвии Карл Сельтер и Вилли Мунтерс.

- А ведь годом раньше Польша не разрешила проход Красной армии и не позволила СССР оказать помощь Чехословакии.
- Поляки сейчас все время ставят нам в упрек, что мы приняли участие совместно с немцами в агрессии против суверенного Польского государства. Но давайте честно признаем: Польша в тот период играла самую паскудную роль в международной политике. Это так называемый шакал Европы, который был на привязи то у британцев, то у французов, то у германцев. Они сейчас плачут по поводу того, что тогда в очередной раз уничтожили польское государство, но молчат, что они сами приложили к этому руку. Вспомните Мюнхенский сговор. Вопрос о том, что Чехословакия будет расчленена, вернее, от нее будет отторгнута Судетская область, населенная этническими немцами, которая вошла в состав Чехословакии по итогам Первой мировой войны, решился еще в начале сентября 38-го года. Президент Тайного совета Великобритании лорд Рейнсемен был посредником в разрешении первого Судетского кризиса. Именно он вел переговоры с президентом Чехословакии Бенешем, и заставил его пойти на уступки. Как только он покинул Прагу, тут же на территории Судетской области вспыхнул хорошо известный мятеж под руководством Генлейна (лидер местной нацистской партии), открыто поддержанный Берлином. Как только мятеж вспыхнул, через пару дней премьер-министр Великобритании Чемберлен уведомил Гитлера, что готов посетить его в любое время для решения этих проблем. После встречи с Гитлером Чемберлен провел переговоры с Даладье. Состоялась встреча Гитлера, Деладье, Чемберлена и Муссолини, где было подписано это соглашение. А представителя Чехословакии уже после подписания соглашения просто пригласили в кабинет и поставили перед фактом того, что от Чехословакии отторгается Судетская область. В один и тот же день, когда немецкие части вошли на территорию Судетской области, польские части вошли на территорию так называемой Тешинской Силезии, которую тоже отторгли от Чехословакии. Это к вопросу о том кто был агрессором.

- Очень показательно - немцы и поляки в один день оккупировали части Чехословакии. А Красная Армия вступила в Польшу лишь через 17 суток после того, как на нее напал Гитлер.
- Да. Причем, каково развитие событий! Уже 6 сентября, через пять дней после начала войны Германии против Польши передовые части вермахта подошли к Варшаве. А 14 сентября Варшава была взята. Польское правительство убежало в Люблин, а оттуда в Румынию, а там уже в Лондон. Берлин шесть раз за этот период посылал депеши в адрес советского руководства, предлагая вступить в войну против панской Польши. Но Москва эти депеши игнорировала. СССР начал знаменитый Освободительный поход Красной армии только 17 сентября 1939-го года, когда Польского государства уже не существовало. И еще очень важное обстоятельство: СССР, начав этот поход, вышел только на так называемую линию Керзона, то есть, ту западную границу СССР, которая была определена еще по условиям Версальского мирного договора 1919 года. И тогдашний лорд Адмиралтейства, будущий премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль прямо заявил, что СССР имел полное право выйти на эту границу. Фактически свою границу, вернув завоеванные ранее Польшей советские земли. Не кто-нибудь, а ярый антисоветчик Черчилль!

- Если Черчилль признал, тогда почему этот пакт подвергается такой жесточайшей критике?
- Просто Сталин в один щелчок обыграл европейских геополитиков. Он фактически, подписав пакт за неделю до нападения Гитлера на Польшу, обрушил всю многоходовку и конструкцию, которая родилась в их головах за несколько лет до того. Они пришли просто в неописуемый ужас. Победители дипломатических баталий 18-го, 19-го, 20-го веков считали, что они любого обведут вокруг пальца. Не обвели! План войны против Польши под кодовым названием «Вайс» Гитлер подписал в апреле 1939 года, то есть, за 4 месяца до подписания пакта Молотова-Риббентропа. Гитлер нападает на Польшу. Понятно, что на Польше он не остановится. Ему куда дальше идти? По замыслу стратегов в Париже и в Лондоне дальше Гитлер должен был двинуться на восток. Он сам писала про «жизненное пространство» на Востоке. И они уже в предвкушении сидели, они для этого и к власти его приводили. Логика. А что делает Гитлер?! Он подписал соглашение с СССР и двинул свои полчища на запад. И мы хорошо знаем, чем это закончилось для европейских стран. Вот почему пакт вызывает жгучую ненависть у представителей нашей либеральной общественности. Сталин победил европейскую дипломатию и стратегию еще до начала войны.

- Я недавно читал книгу «Я был адъютантом генерала Андерса» и обратил внимание, что начало войны в Польше и Великой Отечественной очень схожи по неразберихе в армейских частях, по неэффективности противостояния немцам. Почему? История с Польшей нас ничему не научила?
- Что касается причин поражения – они многофакторны. В свое время маршал Жуков в своих мемуарах писал, что для нас был неожиданен не сам факт перехода немцев границы, потому что все к войне готовились, знали, что война будет вот-вот, а сила и направление ударов немцев на главных направлениях, где они имели 6-8-кратное превосходство. И современные историки, изучавшие эту проблему на базе архивов, они установили, что немцы – и надо отдать им должное – создали к началу войны с Советским Союзом четыре мощнейших танковых группы, численностью 150-200 тысяч человек каждая. Это танки, мотопехота, подвижная артиллерия и т.д. У нас таких танковых групп, которые по своим масштабам были равны не одной танковой армии, не было. Мехкорпуса, конечно, не могли сдержать вот эту махину гитлеровских войск. И эти танковые группы – имеются в виду 1-я танковая группа генерал-полковника Клейста, 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана, 3-я танковая группу генерал-полковника Гота и 4-я танковая группа генерал-полковника Гёпнера – это первое обстоятельство, обусловившее поражения первого этапа. Второе обстоятельство – стоит признать, что наша военная разведка на первом этапе войны оставляла желать лучшего. Мы не смогли, например, предупредить быструю ночную переброску этих танковых групп по всему фронту, когда война уже шла полным ходом. Почему, например, наши войска попали в окружение под Киевом? Ведь была возможность держать этот днепровский рубеж. Гудериан бы не смог ничего сделать силами своей 2-й танковой группы, потому что севернее был создан Брянский фронт генерал-полковника Еременко, и он довольно плотно держал Гудериана. Возможности зайти в тыл войск Юго-Западного фронта генерал-полковника Кирпоноса у Гудериана не было. Но в этот период с юга, с плацдарма в районе Николаева, была проведена немцами блестящая операция по ночной переброске войск 1-й танковой группы генерал-полковника Эдвальда фон Клейста на Кременчугский плацдарм. И наша разведка профуфукала эту переброску. А после того, как эта танковая группа была сосредоточена на Кременчугском плацдарме, она ударила и прорвали оборону Юго-Западного фронта. Немцы замкнули клещи восточнее Киева, в районе Лохвицы, и наши войска попали в плен. То же самое под Вязьмой произошло. 4-я танковая группа из-под Ленинграда, генерал-полковника Гёпнера была переброшена под Вязьму, опять-таки ночью, скрытно, и наша разведка опять проморгала все это дело. И на том участке фронта, Западного фронта, где ожидали удар максимум одной танковой дивизии, ударили два немецких танковых корпуса. Естественно, они прорвали оборону войск Западного фронта. Тем более, немцы авантюристично пошли не по дорогам, а по болотистой местности. Если бы там был поставлен заслон, даже из войск 16-й армии Константина Рокоссовского, если бы вовремя предупредили бы вот этот удар, то немцы были бы разбиты в пух и прах. Там вообще от них ничего бы не осталось. Но вот, что называется, не судьба. И клещи вот Вяземского котла в начале октября 1941 года замкнулись, и это соответствующим образом сказалось затем и на тяжелой ситуации с Московской битвой. И снова – пленные.

- Какие-то совершенно гигантские цифры пленных приводятся?
- Еще одна фальсификация. У нас в горбачевские и после времена стали смаковать первые недели и месяцы войны, причем, начали лгать. Например, тех же пленных, которые были взяты в первые месяцы войны, говорили, что чуть ли не вся Рабоче-крестьянская Красная армия была взята в плен в первые месяцы войны - там 3-3,5 миллиона человек. Это ложь, которую и сейчас кое-кто постит. Серьезные историки специально занимались этим подсчетом – в первые недели войны в плен попало порядка 500-550 тысяч. Под Киевом тоже счет пленных шел на сотни тысяч, но не 650 тысяч, как говорят либеральные историки, порядка 430 тысяч. Это, конечно, много, но это не три миллиона человек. Сами подумайте, кто бы тогда срывал план молниеносной войны, если бы у нас вся армия, как нам сейчас вещают, в том числе, известные а-ля монархисты, сдалась? Самый главный итог приграничных сражений, Смоленского сражения, битвы за Киев и т.д. состоял в том, что план Барбаросса рухнул. Они выбили Гитлера из графика. Молниеносной войны не случилось, и Гитлер проиграл войну уже в 1941 году. Это было ясно всем. Вопрос стоял только во времени, когда Гитлеру окончательно будет сломлен хребет. Поэтому всем тем, кто воевал именно в 1941 году, надо отдать самый низкий и святой поклон за то, что они своими жизнями, по сути дела, предопределили нашу победу в мае 1945 года. Потому что именно эти люди сломали весь план ведения войны против Советского Союза и предопределили победу. Именно вот эти, которые воевали под Киевом, под Смоленском, под Вязьмой и т.д. Ну, и еще надо учитывать, что немцы всегда завышали свои успехи, в том числе и число взятых в плен. Мы занижали, они завышали. Это первое. Второе. У меня дед Николай Яковлевич Парамонов, например, попал под Вязьмой в плен. Вот он бежал, и он потом прошел через соответствующую проверку и вернулся на фронт.

- Не расстреляли? Ведь всех же либо расстреливали, либо в ГУЛАГ.
- Нет, он прошел проверку в особом отделе и вернулся в обычную часть на фронт. Даже не в штрафники. Расстреливали тогда в основном диверсантов и перевербованных в плену. Тогда же вслед за вермахтом шли вот эти абверовские школы, где быстренько готовили на скорую руку перевербованных диверсантов для осуществления каких-то диверсионных акций. Немцы в тот период войны старались брать массовой заброской «скорослепленных» диверсантов, а не профессионалов. Так я продолжу, по сути немцы вели двойную, а нередко и тройню бухгалтерию, записывая одно и тоже лицо, бежавшее из плена, в качестве нового военнопленного. Вот отсюда тоже неразбериха с цифрами. Были и другие формы «приписок», всем же хотелось отличится, получить очередную награду… Конечно, наши потери были ужасны. А у нас зачастую стыдливо скрывают реальные цифры. Я же, напротив, думаю, что об этом надо говорить, и это лишний раз подчеркивает масштабы и мощность советской экономики – мы потеряли в боях в 1941-м более 20 тысяч танков. Это 73% от списочного состава танковых соединений на начало войны. Но именно эти «железки» вместе с героизмом советских солдат и офицеров остановили гитлеровский блицкриг.

- То есть к концу года у нас осталось всего 27% от списочного состава танков, причем серьезная часть была сосредоточена на Дальнем Востоке. Мы висели на волоске?
- Нет, конечно. Положение было серьезном, но у нас же практически с первых дней войны началась эвакуация гигантского промышленного потенциала на восток. Причем, не в чистое поле вывозили. У нас люди никак не могут понять одной простой мысли – а куда вывозили-то все? Ну, то, что были созданы заводы-дублеры, это хорошо известно. Действительно, в годы первой, особенно второй и особенно третьей пятилеток создавались заводы-дублеры, то есть, которые могли в нужный момент перевести производство с мирной продукции на военную. А смысл тогда вывозить оборудование и людей? Было же вывезено колоссальное количество оборудования и более 10, а некоторые говорят - и 13 миллионов человек. Этих людей не в поле же надо было высаживать, их же надо было каким-то образом обустраивать, кормить, одевать и т.д.

- А куда действительно?
- За Волгой, на Урале, в Сибири, поскольку средств не хватало, но зная о том, что надвигается война, создавалась вся необходимая инфраструктура. Строились фундаменты, с подводкой электроэнергии, канализации и т.д. Но без корпусов. И вот как только наступил этот час Х, на эти фундаменты, где уже была электрика, где уже были канализационные трубы, водопроводы и т.д. и т.п., уже везли оборудование. Его сходу монтировали, возводили стены, строили бараки для инженеров, рабочих и т.д. И у нас уже – удивительная вещь! – в ноябре 1941 года остановился спад экономики и начался медленный, но уверенный рост производства всей военной техники. И к середине 1942 года мы фактически вышли на стабильный рост военной экономики и дальше только наращивали, причем огромными темпами, выпуск танков, самолетов, орудий, снарядов и т.д. Кстати, именно мобилизационная модель советской экономики показала невиданные ни ранее, ни теперь – я подчеркиваю! – возможности и потенциал советского общественного строя. Неслучайно, кстати, есть байка, не знаю, насколько она верна, что Сталин на торжественном приеме по случаю Дня Победы в 1945 году подошел к нашим крупнейшим полководцам и спросил их – кто, по их мнению, выиграл войну? А потом, не дождавшись ответа, показал на группу знаменитых сталинских наркомов – Ванникова, Тевосяна, Устинова, Малышева, Шахурина и других – и сказал: вот они выиграли войну. Это они создали оружие победы, без него не было победы в войне…

- Вот ты сказал – фундаменты делали со всякими коммуникациями закладными и т.д. Сталин что, заранее допускал возможность отступления большого?
- Сталин был прагматик, он прекрасно понимал, что ему придется воевать против всей Европы. И коллективизацию и индустриализацию он начал не просто так. Он же был человеком масштабов, которые даже сейчас и не снились. Не лишний раз будет напомнить всем любителям покритиковать 30-е годы, сталинский тоталитарный режим, что, если бы в 30-е годы мы за 10 лет не пробежали вот тот путь, о котором говорил Сталин и, как он говорил - если мы не пробежим, нас сомнут, - он был абсолютно прав. Потому что Вторая мировая война это была война машин, а не только героизма советских солдат и офицеров, полководческого таланта советских полководцев и, прямо скажем, государственной мудрости советского политического руководства, Коммунистической партии, потому что без этой руководящей и направляющей силы никакой бы победы в войне не было. Он же понимал на десятилетия вперед и видел, к чему все идет, поскольку являлся марксистом-ленинцем до мозга костей. А что говорил тот же Владимир Ильич Ленин? Что буржуазная экономика, империализм изрыгают из своего чрева войну, как неизбежный итог постоянных противоречий империалистических держав на мировой арене. Экономический передел мира неизбежно ведет к политическому переделу мира. Поэтому Ленин и говорил о неизбежности войн при империализме.

- Но выводы делали разные… правильный сделал только гений. И мы сейчас видим, что под предлогами прав человека, защиты демократии, гомосексуалистов в Ливии и Сирии…
- Да, все войны и обострения в мире, которые сейчас происходят, это точно то, что и говорил Владимир Ильич. Поэтому и говорят, что Ленин жил, Ленин жив и Ленин будет жить.

kp.ru

Американцы подготовили Гитлера к войне с СССР, но Сталин их переиграл

Каждый год в преддверии Дня Победы оживляется весьма специфическая общественность и у нас в стране, и за рубежом, которая начинает усиленно пропагандировать мифы о Великой Отечественной и Второй Мировой. Мифы совершенно одного плана: о союзнических отношениях СССР и фашистской Германии, о том, что Сталин чуть ли не вырастил Гитлера, что Красная Армия вся сдалась в плен гитлеровцам в начале войны, что если бы не помощь США и т.д. О том, как обстояли дела на самом деле, в эфире радио «Комсомольская правда» рассказал известный историк, советник ректора МПГУ Евгений СПИЦЫН.

- Мы очень часто слышим обвинения в том, что Сталин чуть ли не дружил с Гитлером, что Советский Союз фактически способствовал превращению Гитлера в то зло, каким он стал. Тут и липецкая школа, в которой учились летчики немецкого «Люфтваффе». Тут и торговля с Германией, продажа древесины, металла, руды, зерна и так далее. Насколько справедливы эти упреки?
- Эти упреки абсолютно несправедливы. Очень часто эти и подобные факты подгоняются под заранее заданную концепцию. Все сотрудничество, о котором мы говорили, происходило в рамках межгосударственного сотрудничества любой страны с СССР. То, что связано с продажей каких-то ресурсов, того же металла, древесины – это обычная торговля. За валюту. Так же, как Россия сейчас продает нефть, газ. Теперь, что касается главного вопроса: способствовал ли СССР приходу Гитлера к власти. Эта чушь сознательно внедрялась в головы наших граждан еще с эпохи горбачевской перестройки и ельцинского лихолетья. В 92-м году вышла совершенно мерзопакостная книжонка двух историков Юрия Дьякова и Татьяны Бушуевой (муж с женой) «Фашистский меч ковался в СССР». И там приводились упомянутые вами факты. Но в реальности обучение летчиков «Люфтваффе» в липецкой авиационной школе никакого отношения к приходу Гитлера к власти не имело. В отличие от финансово-промышленного олигархического капитала стран «западной демократии». Речь идет, прежде всего, о финансово-промышленном закулисье с хорошо известными фамилиями Морганы, Вайбурги, Рокфеллеры, Ротшильды и т. д. Именно стараниями этих воротил финансового капитала были созданы два плана. Один из них назывался план Дауэса (1924), другой - план Юнга (1930), которые предусматривали подъем промышленного потенциала Германии и привод к власти реваншистских сил, чтобы создать на территории Германии ударный кулак против первого в мире социалистического государства – СССР. Туда вкачивались гигантские финансовые ресурсы. Например, по плану Дауса в экономику Германии было вложено более 4 миллиардов тогдашних долларов. Аналогичные суммы были вкачаны в германскую экономику и по плану Юнга. В 1931-м году был создан знаменитый Банк международных расчетов в Базеле, через который началась скупка акций всех наиболее крупных промышленных компаний Германии. Именно в этот период, например, вся нефтеперерабатывающая промышленность, производство синтетического бензина и т.д. стали принадлежать американской компании «Стандарт Ойл», владельцем которой был Дж.Рокфеллер. А 100% акций знаменитого автомобильного концерна «Фольксваген» находились под контролем американской компании «Форд». Перед началом Второй мировой войны 280 самых крупных германских фирм в той или иной степени полностью находились под контролем англо-американского промышленного капитала.

- В том числе и концерн «ИГ Фарбениндустри», производивший газ «Циклон Б», которым умерщвляли заключенных концлагерей?
- Да. В том числе и, например, «Фокке-Вульф», строивший исключительно военную авиацию. А небезызвестный банкир Ялмар Шахт, впоследствии министр экономики Третьего рейха, был связующим звеном между англо-франко-американскими олигархами. Он, как челнок, катался из страны в страну и «продавал» Адольфа Гитлера, так сказать, своим партнерам. Именно с его подачи все эти ребята, Прескотт Буш, например…

- О, из этих Бушей?
- Из этих, да. Джозеф Кеннеди. Из этих же Кеннеди. Эндрю Меллон, например, министр финансов США, те же Джон Рокфеллер, Альфред Дюпон и остальные дали добро на приход Гитлера к власти. Более того, накануне назначения Гитлера канцлером Германии на встречу Гитлера с Францем Папеном пришли сам Ялмар Шахт и Курт Шрёдер - президент немецкого банкирского профсоюза, а также небезызвестные братья Джон Фостер и Аллен Фостер Даллесы. И там была достигнута договоренность, что воротилы немецкого бизнеса пишут коллективное письмо президенту Веймарской республики Паулю Гинденбургу с требованием назначить Адольфа Гитлера канцлером Германии, то есть, главой правительства. И через год Гинденбург престарелый умирает, Гитлер объединяет в своих руках пост федерального канцлера и президента. И дальше строит так называемый «тысячелетний Третий рейх».

- Но к этому времени в экономику Германии уже закачаны огромные средства.
- Колоссальные средства.

- А мы думали, что Гитлер просто, чуть ли не на голом энтузиазме строил автобаны и заводы. И что народ в трудовом порыве… А под этим был ого-го какой западный капитал.
- Больше хочу сказать. Вы задумывались, почему Гитлера привели к власти именно в 32-м – 33-м годах? Не раньше и не позже. На это, кстати, обратили внимание целый ряд проницательных ученых, те же Валентин Катасонов и Юрий Жуков. В конце 32-го года мы завершили первую пятилетку, во время которой было построено более 4,5 тысяч крупных промышленных предприятий. Тогда мировой финансово-олигархический капитал понял, что СССР задушить экономически уже не получится. Гигантские темпы экономического роста и индустриализация, начатая Сталиным, привели их в шок. Причем, это на фоне хорошо известной Великой депрессии в США и других буржуазных странах. Они поняли, что единственным инструментом, который способен остановить СССР и уничтожить его как альтернативную систему экономики, политики и идеологии может быть только война. А для этого им нужен человек, который должен эту войну возглавить и повести на убой миллионы людей. Вот Гитлер и приходит в этот период к власти. И потом, несмотря на все усилия президента Рузвельта и его «Новый курс» к концу 30-х годов загрузка всех промышленных мощностей американских корпораций составляла всего порядка 33-34%. И не случайно, оценивая экономическую обстановку в США в этот период, один из ближайших советников Рузвельта Тагуэлл писал: «В 1939 году правительство не могло добиться никаких успехов. Туман мог развеять только могучий ветер войны». Вот вам и ответ, кто вскормил Гитлера и для чего.

- И кому была нужна война.
- Поэтому все россказни о том, что СССР несет какую-то равную ответственность за развязывание войны, что Сталин якобы чуть ли не дружил с Гитлером и был его союзником - это все из разряда тень на плетень. Прямыми прародителями Гитлера, его кукловодами были англо-американские банкиры.

- Но пакт Молотова-Риббентропа мы ведь не можем отрицать? Исторический факт.
- То, что мир втягивается во Вторую мировую войну, стало очевидно в начале 30-х годов. Еще до прихода Гитлера к власти в 32-м году тогдашний народный комиссар иностранных дел СССР Максим Литвинов выступил с идеей создания системы коллективной безопасности в Европе. Понятно, что эта идея была установкой высшего политического руководства страны - Сталина, Молотова и других. И эту идею, как ни странно, поддержали и в некоторых европейских столицах. Достаточно назвать министра иностранных дел Франции Луи Барту. Были и в Европе здравые люди, которые понимали, что возможный агрессор в Европе должен быть остановлен именно системой. Но Луи Барту был убит, а после него к идее коллективной безопасности стали относиться иначе. Историки позже установили, что спецоперация по убийству Барту под названием «Тевтонский меч» (убийство короля Югославии и Барту - прим. авт.) готовилась именно в Берлине. И одним из ее участников был небезызвестный Отто Скорцени. Идею коллективной безопасности заместил принцип двусторонних пактов между государствами. Например, был заключен пакт о ненападении между СССР и Чехословакией в 1935-м. Годом раньше был заключен пакт Пилсудского-Гитлера. И в 1939-м Москва попыталась заключить трехсторонний пакт с Францией и Великобританией. Известные переговоры, которые тоже попытались дискредитировать «перестроечные» историки. Якобы Сталин, когда принял решение подписать пакт с Гитлером, он Ворошилову послал личную записку: «Клим, кончай крутить шарманку, переговоры больше не нужны». Хотя генерал Думенк – переговорщик от Франции - прямо писал, что «именно СССР был больше всех заинтересован в заключении этого пакта и только непримиримая позиция Польши, которая отказывалась пропустить советские войска через свою территорию в случае начала европейской войны, не позволила нам подписать этот пакт». Кстати, в июне 1939 г. с тем же Риббентропом аналогичные пакты заключили министры иностранных дел Эстонии и Латвии Карл Сельтер и Вилли Мунтерс.

- А ведь годом раньше Польша не разрешила проход Красной армии и не позволила СССР оказать помощь Чехословакии.
- Поляки сейчас все время ставят нам в упрек, что мы приняли участие совместно с немцами в агрессии против суверенного Польского государства. Но давайте честно признаем: Польша в тот период играла самую паскудную роль в международной политике. Это так называемый шакал Европы, который был на привязи то у британцев, то у французов, то у германцев. Они сейчас плачут по поводу того, что тогда в очередной раз уничтожили польское государство, но молчат, что они сами приложили к этому руку. Вспомните Мюнхенский сговор. Вопрос о том, что Чехословакия будет расчленена, вернее, от нее будет отторгнута Судетская область, населенная этническими немцами, которая вошла в состав Чехословакии по итогам Первой мировой войны, решился еще в начале сентября 38-го года. Президент Тайного совета Великобритании лорд Рейнсемен был посредником в разрешении первого Судетского кризиса. Именно он вел переговоры с президентом Чехословакии Бенешем, и заставил его пойти на уступки. Как только он покинул Прагу, тут же на территории Судетской области вспыхнул хорошо известный мятеж под руководством Генлейна (лидер местной нацистской партии), открыто поддержанный Берлином. Как только мятеж вспыхнул, через пару дней премьер-министр Великобритании Чемберлен уведомил Гитлера, что готов посетить его в любое время для решения этих проблем. После встречи с Гитлером Чемберлен провел переговоры с Даладье. Состоялась встреча Гитлера, Деладье, Чемберлена и Муссолини, где было подписано это соглашение. А представителя Чехословакии уже после подписания соглашения просто пригласили в кабинет и поставили перед фактом того, что от Чехословакии отторгается Судетская область. В один и тот же день, когда немецкие части вошли на территорию Судетской области, польские части вошли на территорию так называемой Тешинской Силезии, которую тоже отторгли от Чехословакии. Это к вопросу о том кто был агрессором.

- Очень показательно - немцы и поляки в один день оккупировали части Чехословакии. А Красная Армия вступила в Польшу лишь через 17 суток после того, как на нее напал Гитлер.
- Да. Причем, каково развитие событий! Уже 6 сентября, через пять дней после начала войны Германии против Польши передовые части вермахта подошли к Варшаве. А 14 сентября Варшава была взята. Польское правительство убежало в Люблин, а оттуда в Румынию, а там уже в Лондон. Берлин шесть раз за этот период посылал депеши в адрес советского руководства, предлагая вступить в войну против панской Польши. Но Москва эти депеши игнорировала. СССР начал знаменитый Освободительный поход Красной армии только 17 сентября 1939-го года, когда Польского государства уже не существовало. И еще очень важное обстоятельство: СССР, начав этот поход, вышел только на так называемую линию Керзона, то есть, ту западную границу СССР, которая была определена еще по условиям Версальского мирного договора 1919 года. И тогдашний лорд Адмиралтейства, будущий премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль прямо заявил, что СССР имел полное право выйти на эту границу. Фактически свою границу, вернув завоеванные ранее Польшей советские земли. Не кто-нибудь, а ярый антисоветчик Черчилль!

- Если Черчилль признал, тогда почему этот пакт подвергается такой жесточайшей критике?
- Просто Сталин в один щелчок обыграл европейских геополитиков. Он фактически, подписав пакт за неделю до нападения Гитлера на Польшу, обрушил всю многоходовку и конструкцию, которая родилась в их головах за несколько лет до того. Они пришли просто в неописуемый ужас. Победители дипломатических баталий 18-го, 19-го, 20-го веков считали, что они любого обведут вокруг пальца. Не обвели! План войны против Польши под кодовым названием «Вайс» Гитлер подписал в апреле 1939 года, то есть, за 4 месяца до подписания пакта Молотова-Риббентропа. Гитлер нападает на Польшу. Понятно, что на Польше он не остановится. Ему куда дальше идти? По замыслу стратегов в Париже и в Лондоне дальше Гитлер должен был двинуться на восток. Он сам писала про «жизненное пространство» на Востоке. И они уже в предвкушении сидели, они для этого и к власти его приводили. Логика. А что делает Гитлер?! Он подписал соглашение с СССР и двинул свои полчища на запад. И мы хорошо знаем, чем это закончилось для европейских стран. Вот почему пакт вызывает жгучую ненависть у представителей нашей либеральной общественности. Сталин победил европейскую дипломатию и стратегию еще до начала войны.

- Я недавно читал книгу «Я был адъютантом генерала Андерса» и обратил внимание, что начало войны в Польше и Великой Отечественной очень схожи по неразберихе в армейских частях, по неэффективности противостояния немцам. Почему? История с Польшей нас ничему не научила?
- Что касается причин поражения – они многофакторны. В свое время маршал Жуков в своих мемуарах писал, что для нас был неожиданен не сам факт перехода немцев границы, потому что все к войне готовились, знали, что война будет вот-вот, а сила и направление ударов немцев на главных направлениях, где они имели 6-8-кратное превосходство. И современные историки, изучавшие эту проблему на базе архивов, они установили, что немцы – и надо отдать им должное – создали к началу войны с Советским Союзом четыре мощнейших танковых группы, численностью 150-200 тысяч человек каждая. Это танки, мотопехота, подвижная артиллерия и т.д. У нас таких танковых групп, которые по своим масштабам были равны не одной танковой армии, не было. Мехкорпуса, конечно, не могли сдержать вот эту махину гитлеровских войск. И эти танковые группы – имеются в виду 1-я танковая группа генерал-полковника Клейста, 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана, 3-я танковая группу генерал-полковника Гота и 4-я танковая группа генерал-полковника Гёпнера – это первое обстоятельство, обусловившее поражения первого этапа. Второе обстоятельство – стоит признать, что наша военная разведка на первом этапе войны оставляла желать лучшего. Мы не смогли, например, предупредить быструю ночную переброску этих танковых групп по всему фронту, когда война уже шла полным ходом. Почему, например, наши войска попали в окружение под Киевом? Ведь была возможность держать этот днепровский рубеж. Гудериан бы не смог ничего сделать силами своей 2-й танковой группы, потому что севернее был создан Брянский фронт генерал-полковника Еременко, и он довольно плотно держал Гудериана. Возможности зайти в тыл войск Юго-Западного фронта генерал-полковника Кирпоноса у Гудериана не было. Но в этот период с юга, с плацдарма в районе Николаева, была проведена немцами блестящая операция по ночной переброске войск 1-й танковой группы генерал-полковника Эдвальда фон Клейста на Кременчугский плацдарм. И наша разведка профуфукала эту переброску. А после того, как эта танковая группа была сосредоточена на Кременчугском плацдарме, она ударила и прорвали оборону Юго-Западного фронта. Немцы замкнули клещи восточнее Киева, в районе Лохвицы, и наши войска попали в плен. То же самое под Вязьмой произошло. 4-я танковая группа из-под Ленинграда, генерал-полковника Гёпнера была переброшена под Вязьму, опять-таки ночью, скрытно, и наша разведка опять проморгала все это дело. И на том участке фронта, Западного фронта, где ожидали удар максимум одной танковой дивизии, ударили два немецких танковых корпуса. Естественно, они прорвали оборону войск Западного фронта. Тем более, немцы авантюристично пошли не по дорогам, а по болотистой местности. Если бы там был поставлен заслон, даже из войск 16-й армии Константина Рокоссовского, если бы вовремя предупредили бы вот этот удар, то немцы были бы разбиты в пух и прах. Там вообще от них ничего бы не осталось. Но вот, что называется, не судьба. И клещи вот Вяземского котла в начале октября 1941 года замкнулись, и это соответствующим образом сказалось затем и на тяжелой ситуации с Московской битвой. И снова – пленные.

- Какие-то совершенно гигантские цифры пленных приводятся?
- Еще одна фальсификация. У нас в горбачевские и после времена стали смаковать первые недели и месяцы войны, причем, начали лгать. Например, тех же пленных, которые были взяты в первые месяцы войны, говорили, что чуть ли не вся Рабоче-крестьянская Красная армия была взята в плен в первые месяцы войны - там 3-3,5 миллиона человек. Это ложь, которую и сейчас кое-кто постит. Серьезные историки специально занимались этим подсчетом – в первые недели войны в плен попало порядка 500-550 тысяч. Под Киевом тоже счет пленных шел на сотни тысяч, но не 650 тысяч, как говорят либеральные историки, порядка 430 тысяч. Это, конечно, много, но это не три миллиона человек. Сами подумайте, кто бы тогда срывал план молниеносной войны, если бы у нас вся армия, как нам сейчас вещают, в том числе, известные а-ля монархисты, сдалась? Самый главный итог приграничных сражений, Смоленского сражения, битвы за Киев и т.д. состоял в том, что план Барбаросса рухнул. Они выбили Гитлера из графика. Молниеносной войны не случилось, и Гитлер проиграл войну уже в 1941 году. Это было ясно всем. Вопрос стоял только во времени, когда Гитлеру окончательно будет сломлен хребет. Поэтому всем тем, кто воевал именно в 1941 году, надо отдать самый низкий и святой поклон за то, что они своими жизнями, по сути дела, предопределили нашу победу в мае 1945 года. Потому что именно эти люди сломали весь план ведения войны против Советского Союза и предопределили победу. Именно вот эти, которые воевали под Киевом, под Смоленском, под Вязьмой и т.д. Ну, и еще надо учитывать, что немцы всегда завышали свои успехи, в том числе и число взятых в плен. Мы занижали, они завышали. Это первое. Второе. У меня дед Николай Яковлевич Парамонов, например, попал под Вязьмой в плен. Вот он бежал, и он потом прошел через соответствующую проверку и вернулся на фронт.

- Не расстреляли? Ведь всех же либо расстреливали, либо в ГУЛАГ.
- Нет, он прошел проверку в особом отделе и вернулся в обычную часть на фронт. Даже не в штрафники. Расстреливали тогда в основном диверсантов и перевербованных в плену. Тогда же вслед за вермахтом шли вот эти абверовские школы, где быстренько готовили на скорую руку перевербованных диверсантов для осуществления каких-то диверсионных акций. Немцы в тот период войны старались брать массовой заброской «скорослепленных» диверсантов, а не профессионалов. Так я продолжу, по сути немцы вели двойную, а нередко и тройню бухгалтерию, записывая одно и тоже лицо, бежавшее из плена, в качестве нового военнопленного. Вот отсюда тоже неразбериха с цифрами. Были и другие формы «приписок», всем же хотелось отличится, получить очередную награду… Конечно, наши потери были ужасны. А у нас зачастую стыдливо скрывают реальные цифры. Я же, напротив, думаю, что об этом надо говорить, и это лишний раз подчеркивает масштабы и мощность советской экономики – мы потеряли в боях в 1941-м более 20 тысяч танков. Это 73% от списочного состава танковых соединений на начало войны. Но именно эти «железки» вместе с героизмом советских солдат и офицеров остановили гитлеровский блицкриг.

- То есть к концу года у нас осталось всего 27% от списочного состава танков, причем серьезная часть была сосредоточена на Дальнем Востоке. Мы висели на волоске?
- Нет, конечно. Положение было серьезном, но у нас же практически с первых дней войны началась эвакуация гигантского промышленного потенциала на восток. Причем, не в чистое поле вывозили. У нас люди никак не могут понять одной простой мысли – а куда вывозили-то все? Ну, то, что были созданы заводы-дублеры, это хорошо известно. Действительно, в годы первой, особенно второй и особенно третьей пятилеток создавались заводы-дублеры, то есть, которые могли в нужный момент перевести производство с мирной продукции на военную. А смысл тогда вывозить оборудование и людей? Было же вывезено колоссальное количество оборудования и более 10, а некоторые говорят - и 13 миллионов человек. Этих людей не в поле же надо было высаживать, их же надо было каким-то образом обустраивать, кормить, одевать и т.д.

- А куда действительно?
- За Волгой, на Урале, в Сибири, поскольку средств не хватало, но зная о том, что надвигается война, создавалась вся необходимая инфраструктура. Строились фундаменты, с подводкой электроэнергии, канализации и т.д. Но без корпусов. И вот как только наступил этот час Х, на эти фундаменты, где уже была электрика, где уже были канализационные трубы, водопроводы и т.д. и т.п., уже везли оборудование. Его сходу монтировали, возводили стены, строили бараки для инженеров, рабочих и т.д. И у нас уже – удивительная вещь! – в ноябре 1941 года остановился спад экономики и начался медленный, но уверенный рост производства всей военной техники. И к середине 1942 года мы фактически вышли на стабильный рост военной экономики и дальше только наращивали, причем огромными темпами, выпуск танков, самолетов, орудий, снарядов и т.д. Кстати, именно мобилизационная модель советской экономики показала невиданные ни ранее, ни теперь – я подчеркиваю! – возможности и потенциал советского общественного строя. Неслучайно, кстати, есть байка, не знаю, насколько она верна, что Сталин на торжественном приеме по случаю Дня Победы в 1945 году подошел к нашим крупнейшим полководцам и спросил их – кто, по их мнению, выиграл войну? А потом, не дождавшись ответа, показал на группу знаменитых сталинских наркомов – Ванникова, Тевосяна, Устинова, Малышева, Шахурина и других – и сказал: вот они выиграли войну. Это они создали оружие победы, без него не было победы в войне…

- Вот ты сказал – фундаменты делали со всякими коммуникациями закладными и т.д. Сталин что, заранее допускал возможность отступления большого?
- Сталин был прагматик, он прекрасно понимал, что ему придется воевать против всей Европы. И коллективизацию и индустриализацию он начал не просто так. Он же был человеком масштабов, которые даже сейчас и не снились. Не лишний раз будет напомнить всем любителям покритиковать 30-е годы, сталинский тоталитарный режим, что, если бы в 30-е годы мы за 10 лет не пробежали вот тот путь, о котором говорил Сталин и, как он говорил - если мы не пробежим, нас сомнут, - он был абсолютно прав. Потому что Вторая мировая война это была война машин, а не только героизма советских солдат и офицеров, полководческого таланта советских полководцев и, прямо скажем, государственной мудрости советского политического руководства, Коммунистической партии, потому что без этой руководящей и направляющей силы никакой бы победы в войне не было. Он же понимал на десятилетия вперед и видел, к чему все идет, поскольку являлся марксистом-ленинцем до мозга костей. А что говорил тот же Владимир Ильич Ленин? Что буржуазная экономика, империализм изрыгают из своего чрева войну, как неизбежный итог постоянных противоречий империалистических держав на мировой арене. Экономический передел мира неизбежно ведет к политическому переделу мира. Поэтому Ленин и говорил о неизбежности войн при империализме.

- Но выводы делали разные… правильный сделал только гений. И мы сейчас видим, что под предлогами прав человека, защиты демократии, гомосексуалистов в Ливии и Сирии…
- Да, все войны и обострения в мире, которые сейчас происходят, это точно то, что и говорил Владимир Ильич. Поэтому и говорят, что Ленин жил, Ленин жив и Ленин будет жить.

kp.ru
Евгений Спицын, историк, педагог, советник ректора МПГУ:
«Морганы, Вайбурги, Рокфеллеры, Ротшильды - именно стараниями этих воротил финансового капитала были созданы два плана. Один из них назывался план Дауэса (1924), другой - план Юнга (1930), которые предусматривали подъем промышленного потенциала Германии и привод к власти реваншистских сил, чтобы создать на территории Германии ударный кулак против первого в мире социалистического государства – СССР. Туда вкачивались гигантские финансовые ресурсы. Например, по плану Дауса в экономику Германии было вложено более 4 миллиардов тогдашних долларов. Аналогичные суммы были вкачаны в германскую экономику и по плану Юнга. В 1931-м году был создан знаменитый Банк международных расчетов в Базеле, через который началась скупка акций всех наиболее крупных промышленных компаний Германии. Именно в этот период, например, вся нефтеперерабатывающая промышленность, производство синтетического бензина и т.д. стали принадлежать американской компании «Стандарт Ойл», владельцем которой был Дж.Рокфеллер. А 100% акций знаменитого автомобильного концерна «Фольксваген» находились под контролем американской компании «Форд». Перед началом Второй мировой войны 280 самых крупных германских фирм в той или иной степени полностью находились под контролем англо-американского промышленного капитала. В том числе и, например, «Фокке-Вульф», строивший исключительно военную авиацию. А небезызвестный банкир Ялмар Шахт, впоследствии министр экономики Третьего рейха, был связующим звеном между англо-франко-американскими олигархами».

19.02.2018

Евгений Спицын, историк, педагог, советник ректора МПГУ:

«Все россказни о том, что СССР несет какую-то равную ответственность за развязывание войны, что Сталин якобы чуть ли не дружил с Гитлером и был его союзником - это все из разряда тень на плетень. Прямыми прародителями Гитлера, его кукловодами были англо-американские банкиры. Эндрю Меллон, например, министр финансов США, те же Джон Рокфеллер, Джозеф Кеннеди, Альфред Дюпон и остальные дали добро на приход Гитлера к власти. Несмотря на все усилия президента Рузвельта и его «Новый курс» к концу 30-х годов загрузка всех промышленных мощностей американских корпораций составляла всего порядка 33-34%. И не случайно, оценивая экономическую обстановку в США в этот период, один из ближайших советников Рузвельта Тагуэлл писал: «В 1939 году правительство не могло добиться никаких успехов. Туман мог развеять только могучий ветер войны». Вот вам и ответ, кто вскормил Гитлера и для чего».
Евгений Спицын, историк, педагог, советник ректора МПГУ:
«Вы задумывались, почему Гитлера привели к власти именно в 32-м – 33-м годах? Не раньше и не позже. На это, кстати, обратили внимание целый ряд проницательных ученых, те же Валентин Катасонов и Юрий Жуков. В конце 32-го года мы завершили первую пятилетку, во время которой было построено более 4,5 тысяч крупных промышленных предприятий. Тогда мировой финансово-олигархический капитал понял, что СССР задушить экономически уже не получится. Гигантские темпы экономического роста и индустриализация, начатая Сталиным, привели их в шок. Причем, это на фоне хорошо известной Великой депрессии в США и других буржуазных странах. Они поняли, что единственным инструментом, который способен остановить СССР и уничтожить его как альтернативную систему экономики, политики и идеологии может быть только война. А для этого им нужен человек, который должен эту войну возглавить и повести на убой миллионы людей. Вот Гитлер и приходит в этот период к власти».
Евгений Спицын, историк, педагог, советник ректора МПГУ:
«У нас же практически с первых дней войны началась эвакуация гигантского промышленного потенциала на восток. Причем, не в чистое поле вывозили. У нас люди никак не могут понять одной простой мысли – а куда вывозили-то все? Ну, то, что были созданы заводы-дублеры, это хорошо известно. Действительно, в годы первой, особенно второй и особенно третьей пятилеток создавались заводы-дублеры, то есть, которые могли в нужный момент перевести производство с мирной продукции на военную. А смысл тогда вывозить оборудование и людей? Было же вывезено колоссальное количество оборудования и более 10, а некоторые говорят - и 13 миллионов человек. Этих людей не в поле же надо было высаживать, их же надо было каким-то образом обустраивать, кормить, одевать и т.д. За Волгой, на Урале, в Сибири, поскольку средств не хватало, но зная о том, что надвигается война, создавалась вся необходимая инфраструктура. Строились фундаменты, с подводкой электроэнергии, канализации и т.д. Но без корпусов. И вот как только наступил этот час Х, на эти фундаменты, где уже была электрика, где уже были канализационные трубы, водопроводы и т.д. и т.п., уже везли оборудование. Его сходу монтировали, возводили стены, строили бараки для инженеров, рабочих и т.д. И у нас уже – удивительная вещь! – в ноябре 1941 года остановился спад экономики и начался медленный, но уверенный рост производства всей военной техники. И к середине 1942 года мы фактически вышли на стабильный рост военной экономики и дальше только наращивали, причем огромными темпами, выпуск танков, самолетов, орудий, снарядов и т.д. Кстати, именно мобилизационная модель советской экономики показала невиданные ни ранее, ни теперь – я подчеркиваю! – возможности и потенциал советского общественного строя... Сталин был прагматик, он прекрасно понимал, что ему придется воевать против всей Европы. И коллективизацию и индустриализацию он начал не просто так. Он же был человеком масштабов, которые даже сейчас и не снились. Не лишний раз будет напомнить всем любителям покритиковать 30-е годы, сталинский тоталитарный режим, что, если бы в 30-е годы мы за 10 лет не пробежали вот тот путь, о котором говорил Сталин и, как он говорил - если мы не пробежим, нас сомнут, - он был абсолютно прав. Потому что Вторая мировая война это была война машин, а не только героизма советских солдат и офицеров, полководческого таланта советских полководцев и, прямо скажем, государственной мудрости советского политического руководства, Коммунистической партии, потому что без этой руководящей и направляющей силы никакой бы победы в войне не было. Он же понимал на десятилетия вперед и видел, к чему все идет...»

Николай Стариков: Гитлера вскармливали, как цепного пса, чтобы натравить на Россию

Нацистскую Германию целенаправленно вели к границам Советской России «определенные круги Лондона и Вашингтона», считает известный историк и писатель Николай Стариков. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему Сталин не ожидал от Гитлера такого «идиотизма», как война стала «кристально чистым референдумом» о доверии власти и что ответить тем, кто и теперь обвиняет РФ в нарушении геополитического равновесия.

— Николай Викторович, о Великой Отечественной войне создано большое количество легенд и мифов, как приукрашивающих, так и принижающих ее значение. А как бы вы коротко сформулировали правду об этой войне? В чем она заключается?
— Если в нескольких предложениях изложить сущность Великой Отечественной войны, можно сказать следующее. Первое: это была самая страшная война в человеческой истории. Тем более она была исключительно страшной для России. Мы воевали не только с Германией и даже не только с Третьим рейхом, включающим в себя ту же Австро-Венгрию, — мы воевали со всей объединенной Европой. Вспомним, что в Чехословакии восстание против нацистов началось 5 мая 1945 года. Вдумаемся: через три дня после фактической капитуляции Берлина и за три дня до капитуляции всей Германии! А до этого с 1939 по 1945 год чешские рабочие «честно» трудились на благо Третьего рейха, производя колоссальное количество оружия. И не только трудились, но и получали за это высокую заработную плату, а заодно и были освобождены от призыва в действующую армию. И никому из них не приходило в голову бунтовать против немцев. Следующее, что мы должны помнить о Великой Отечественной войне, — это страшная цифра наших потерь. Точных данных мы никогда не узнаем, но, на мой взгляд, они находятся где-то в пределе между 26 и 27 миллионами человек. Жуткая правда заключается в том, что боевых потерь здесь — только 9 миллионов, именно эту цифру называл Сталин в своих выступлениях по окончании войны. Это означает, что гражданского населения нашими врагами было убито в два раза больше, чем наших солдат, — 18 миллионов. И это опровергает всякие домыслы об «освободительной миссии» немцев. Освободитель? Нет. Истребитель — да. К нам извне пришла сила, чтобы уничтожить наш народ, зачистить (говоря современным языком) нашу землю, а уцелевшие остатки сделать рабами. Вот когда мы вспоминаем об этом, осознаем величие Победы, которую одержали наши деды и прадеды.

— Среди тех, кто в 1941 году поверил в «освободительную миссию» фашизма, были и многие эмигранты-белогвардейцы, в частности казачьи атаманы Краснов и Шкуро, которые когда-то слыли искренними патриотами России. Почему они поддались на этот соблазн?
— Патриот — это, к сожалению, не постоянное состояние души. Тот же Петр Краснов был патриотом России в 1917-1918 годах, но не в 1941 году, когда пошел в услужение к злейшему врагу своего народа. Более того, он еще начал выпускать прокламации, провозглашающие, что казаки — это отдельный народ. Все это самым прямым образом напоминает то, что сегодня активно пропагандируется на Украине. Таким образом, Краснов был патриотом в 1917-м, а вот в 1941-м стал предателем. То же самое — генерал-лейтенант Андрей Власов. В определенный момент, будучи видным военачальником РККА, он больше озаботился судьбой своей шкуры, чем судьбой своей Родины, и предал ее. Но всех их можно объединить одним словом — предатели.

— Но в некоторой почвеннической литературе, к примеру у Александра Солженицына, существует иная, более милосердная по отношению к власовцам и вчерашним белогвардейцам точка зрения…
— Что касается Солженицына, это тот самый случай, когда стрелял в коммунизм, а попал в Россию. Я знаком с работами Александра Исаевича — у него есть прекрасный роман «Красное колесо». Но при этом у него есть и сборник фантастических рассказов под названием «Архипелаг ГУЛАГ». Там вся аргументация сводится к тому, что «одна бабушка сказала», а ей рассказал другой дед, который якобы все видел своими глазами. Неслучайно Запад немедленно взял «Архипелаг ГУЛАГ» на вооружение и начал бить этой книгой по СССР. Я думаю, что к концу своей жизни Солженицын раскаивался, что написал такой труд. Его более поздние работы выполнены в совершенно другой тональности.

— В своих книгах и выступлениях вы неоднократно разбирали либеральные мифы, сложившиеся о Великой Отечественной войне. Их действительно много. А сколько, на ваш взгляд, сложилось патриотических мифов, родившихся из пропаганды?
— Нельзя подразделять мифы на либеральные и нелиберальные. Есть мифы, есть правда. Вся правда о нашей великой Победе априори является патриотической. Поэтому никакие патриотические мифы мне неизвестны. Зато зловредные либеральные мифы, которые активно использует современная антироссийская пропаганда, мне известны в достаточном количестве. Они давно и подробно разобраны. К примеру, легенда о том, что Сталин сам собирался напасть на Германию, Гитлер всего лишь его опередил.

— Насколько эти либеральные мифы активно работают против России в настоящее время?
— На ряде территорий бывшего Советского Союза мы видим сейчас воссоздание многих мифов, поддержанных еще нацистами. Теперь они снова торжествуют, но не в силу того, что оказались правдой, а потому, что СССР был разрушен в 1991 году. В самой России эта точка зрения в 1990-е годы тоже получила распространение, но ненадолго. Сейчас мы можем видеть ее преобладание лишь на «Эхе Москвы», телеканале «Дождь» и других немногочисленных либеральных ресурсах. Зато на Украине данный взгляд на нашу историю равномерно разлит по всем СМИ. Обратите внимание, любая альтернативная точка зрения моментально пресекается. Если какой-то историк или политолог захочет защитить альтернативный взгляд в одном из прибалтийских государств, его могут даже немедленно депортировать. Даже такой известный итальянский политолог, как Джульетто Кьеза, имеющий, кстати, европейский паспорт, не избежал этой участи. В декабре 2014 года он, как известно, был задержан эстонской полицией, когда собирался выступить в Таллине с речью об отношениях Европы и России, и затем выслан из страны. Поэтому ложь о нашей стране поддерживается исключительно насилием.

— Но вы и сами бывали в Прибалтике с выступлениями и не были депортированы подобно Кьеза…
— Я был в Латвии и Эстонии достаточно давно, когда такого тотального противодействия еще не осуществлялось. Если сегодня захочу выступить в Риге или Таллине, то я либо буду остановлен на границе и получу запрет на въезд в Шенгенскую зону, либо буду депортирован.

— Чрезмерное увлечение патриотизмом не может также привести к негативным последствиям? Вы как-то сами говорили, что в настоящее время государственный переворот под либеральными знаменами уже вряд ли возможен, а вот под патриотическими — пожалуйста.
— Опасность попыток переворота всегда есть — надо исходить из этого. А какие знамена при этом будут избраны, зависит от конъюнктуры. В 1913-1914 годах в России был возможен государственный переворот? Нет. А вот то, что случилось в феврале 1917 года, можно назвать переворотом под патриотическими знаменами. Якобы предававшего интересы России царя вместе с царицей отстранили от власти именно для того, чтобы к управлению государством пришло «честное, открытое, ответственное министерство» Милюкова-Гучкова. Они, как вы помните, обещали обеспечить победу России в Первой мировой войне. Разница между 1914-м и 1917-м — всего три года. Поэтому, когда мы говорим, что какая-то политическая повестка дня невозможна сегодня, это не означает, что наш геополитический противник не работает над тем, чтобы данная повестка стала возможной завтра. Для этого против России вводятся экономические санкции, для этого с разных трибун звучат доклады, очерняющие руководство нашего государства. То же самое происходило в 1917 году. Задайте себе вопрос: кто заказал кампанию по масштабному очернению российской власти, которая привела к февральской революции? Если вы знаете ответ, вам известны и те, кто пытается опорочить нашу страну сегодня.

— Вы говорите об англосаксонском мире?
— Да, о наших давних геополитических противниках.

— В своих книгах вы отстаиваете мнение, согласно которому именно Великобритания натравила Гитлера на СССР.
— Вспомните о том, что в начале мая 1941 года ближайший заместитель Адольфа Гитлера по партии НСДАП Рудольф Гесс зачем-то улетел в Лондон. В историографии господствует мнение, что он сделал это втайне от фюрера, руководствуясь своими англофильскими симпатиями. Но недавно даже журнал «Шпигель» признал, что Гесс отправился в Великобританию по указанию Гитлера, хотя тот и вынужден был откреститься от этой миссии, объявив своего партийного товарища сумасшедшим.

— «Подвиг» Гесса не прошел даром для нацистской Германии?
— Да, об этом свидетельствует хотя бы то, что материалы по «миссии Гесса» в Англии до сих пор засекречены. Что от нас скрывают? Если Черчилль категорически отверг мирные предложения видного партийного деятеля НСДАП, то пусть мир об этом узнает. Но, на мой взгляд, дело там в другом: Лондон «благословил» нападение Германии на Советский Союз.

— Но ведь Лондон находился с Берлином в состоянии войны?
— Вы о бомбардировках, которым подвергались английские города? Но хорошо известно, что по мере развития войны в том же Гамбурге за неделю погибли от бомб 55 тысяч жителей — почти столько же, сколько в Англии за всю войну. О жертвах и потерях, которые понес в грядущей войне Советский Союз, и говорить не приходится. Почему Адольф Гитлер вообще смог прийти к власти? Почему число его партийных сторонников неуклонно росло еще на ранних этапах? Кто финансировал нацистов? К сожалению, в последние дни Третьего рейха загадочным образом было уничтожено около 90 процентов финансовых документов НСДАП. Но и без них можно сказать, что Гитлера, как цепного пса, вскармливали определенные круги Лондона, Вашингтона и — в меньшей степени — Парижа. Делалось это с одной целью: натравить его на Советскую Россию. Для этого, в частности, между Германией и СССР сокращалось расстояние. Германия с легкостью поглощает Австрию, затем Чехословакию и Польшу. Гитлера подводили к границам Советского Союза.

— Почему же 22 июня 1941 года стало неожиданностью для Кремля? Ведь планомерное продвижение нацистской Германии к советским границам мог не заметить только ленивый.
— Давайте прежде зададим себе вопрос: разве Гитлер со своим генеральным штабом были настолько идиотами, что надеялись незаметно сосредоточить у советских границ более 5 миллионов живой силы, тысячи единиц бронетехники и самолетов? Так, чтобы Москва даже не озаботилась этим невиданным скоплением, которое стало реальностью к июню 1941 года? Очевидно, что нет: концентрация войск у границ — это всегда подготовка к агрессии. И Сталин знал об этом. Он вел с Гитлером сложную дипломатическую игру и в этой игре совершил ошибку. Но дальнейшее течение войны на протяжении полутора лет никак нельзя объяснить внезапностью Германии. К весне 1942 года, согласитесь, уже никакой внезапности не было. Тем не менее мы потерпели поражение под Харьковом, пережили окружение, а немцы в Сталинграде вышли к Волге. Следует признать, что на этом этапе войны немецкое военное искусство было на порядок выше нашего. Так части Советской армии оказывались в окружении. Но мы быстро учились. К концу 1942 года наше военное искусство уже начинало превосходить искусство противника.

— Почему же Сталин допустил роковую ошибку летом 1941 года?
— В рамках этого интервью мы не сможем разобрать всех тонкостей той дипломатической игры, которую вел Сталин с Гитлером. Но, я думаю, Сталин просто не мог представить такого авантюризма и идиотизма со стороны Гитлера. Как можно было, воюя с Англией и строя планы по ее устранению с международной арены, затевать еще одну масштабную войну? Ведь лидер НСДАП сам писал в «Майн Кампф», что не следует воевать на два фронта. Противостояние с Великобританией — это не только война с островным государством, это конфликт с Канадой, Индией и Австралией, со всеми странами, над которыми имеет власть британская корона. Это война со всем англосаксонским миром. И вдруг Германия поворачивает свое оружие против Москвы…

— Почему большевикам удалось мобилизовать на войну с фашистами всю большую страну, которая еще в период Гражданской войны представляла из себя лоскутное одеяло, раздираемое смутами и противоречиями?
— Великая Отечественная война и стала тем горнилом, в котором переплавились противоречия и кровавые распри Гражданской войны. Та страшная цена, которую мы заплатили за нашу победу, примирила вчерашних врагов по братоубийственной бойне. Хотя немцы захватили очень значительную по европейским меркам территорию Советской России, на которой проживало подавляющее число граждан СССР. Если вы перечитаете приказ Сталина «Ни шагу назад», вы вспомните, что у нас уже к лету 1942 года не было превосходства ни в промышленном потенциале, ни в мобилизационном ресурсе. Огромное количество нашего народа оказалось в зоне фашистской оккупации. Именно эти люди и стали теми жертвами, которые вошли в число 18 миллионов гражданских, убитых в ходе Великой Отечественной войны. Если же говорить об интернациональном факторе, то Советскому Союзу удалось воссоздать дореволюционную политику многонациональной империи — только, пожалуй, еще более успешно. Поэтому в критический момент все народы встали на защиту советской Родины. Война — это самый кристально чистый референдум о доверии власти, который вообще может быть. Если народ идет защищать свою страну, значит, он чувствует себя в ней вольготно.

— В начале ХХ века у России не было сильного лидера, и Первую мировую мы проиграли. В середине столетия во главе СССР стоял Сталин, и Великую Отечественную мы выиграли. Означает ли это, что Путину, если он хочет добиться победы в нынешнем геополитическом противостоянии, следует держать равнение на Сталина? И как вы уже сейчас оцениваете Путина как лидера?
— Оценивать политического лидера следует по окончании его карьеры. Но в любом случае можно сказать, что во главе России теперь стоит сильный лидер — это безусловно. Во-первых, Владимир Путин отвечает за свои слова, что для политического деятеля очень редкое качество. Второе — он берет на себя реальную ответственность, и третье — он действует очень нестандартно. И все эти свои качества он применяет, чтобы принести максимальную пользу своей Родине. К примеру, у Бориса Ельцина или Михаила Горбачева тоже были таланты, но они применяли их во вред своей Родине, причем сознательно.

— Действия России в Крыму и в Сирии, действия ополчения в Донбассе — это наши геополитические победы, которыми мы обязаны Владимиру Путину?
— Вы в одну кучу свалили события разного ряда. Воссоединение Крыма с Россией я бы назвал торжеством исторической справедливости. Крым стал российским, и здесь поставлена точка. Крым и Россия воссоединились навсегда — здесь не может быть никаких иных решений. Я убежден, что скоро и на Западе прекратят делать глупые предложения об отмене санкций в обмен на передачу Крыма кому бы то ни было. Что касается Сирии, то война на Ближнем Востоке еще не закончена, делать выводы по ней преждевременно. К тому же легко углубиться в дискуссию: а что же это такое — победа в Сирии? Полное уничтожение террористов и ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.), освобождение Сирии и Ирака — это одна точка зрения. Но для меня очевидно: для того чтобы нас услышали в Брюсселе, нам следовало начать бомбить террористов в Сирии. И в этом тоже — наша победа.

— Россию теперь обвиняют в том, что она нарушила геополитическое равновесие, установившееся после Второй мировой войны. Мы действительно в этом виноваты?
— Тот, кто обвиняет нас в нарушении геополитического равновесия, пусть для начала вспомнит Ялтинские и Потсдамские соглашения, а также Хельсинкские соглашения о нерушимости границ в Европе. Где были эти радетели нерушимости границ, когда в 2003 году Югославия после кровопролитной гражданской войны распалась на Сербию и Черногорию? А куда исчезла Чехословакия? Не говоря уже о том, каким образом был распылен на отдельные государства Советский Союз… Мы можем задать этим товарищам, предъявляющим нам претензии, еще множество вопросов. Но нужно понимать, что любые государственные границы являются отражением установившегося баланса сил. Изменился баланс — тут же изменились и государственные границы. СССР был уничтожен — и карта Евразии оказалась переписана. Сегодня, когда Россия восстанавливает свою мощь и заявляет о себе на международном уровне, баланс сил снова может поменяться.

— Может ли баланс сил в мире измениться до такой степени, что это приведет к большой войне? К Третьей мировой?
— Есть силы, которые бы хотели втянуть Россию в войну, возложив на нее ответственность за её начало. Однако, пока Россию возглавляет Владимир Путин, у них это вряд ли получится. Но есть и другой вариант развития событий — когда у дестабилизирующих сил не остается никакого другого выхода, кроме как пойти на открытую агрессию. Даже с риском потерять свой международный авторитет и лицо. Именно так, кстати, и поступила Германия, напав на СССР в июне 1941 года. Современная Россия войны не хочет и не предпринимает никаких шагов в этом направлении, но, если на международной арене появится сила, которая будет готова взять на себя ответственность за агрессию, сложно сказать, как обернется ситуация.

Валерий Береснев                                               business-gazeta.ru
Николай Стариков:    «В начале мая 1941 года ближайший заместитель Адольфа Гитлера по партии НСДАП Рудольф Гесс зачем-то улетел в Лондон. Материалы по «миссии Гесса» в Англии до сих пор засекречены. Что от нас скрывают?.. Дело там в другом: Лондон «благословил» нападение Германии на Советский Союз... Почему Адольф Гитлер вообще смог прийти к власти? Почему число его партийных сторонников неуклонно росло еще на ранних этапах? Кто финансировал нацистов? К сожалению, в последние дни Третьего рейха загадочным образом было уничтожено около 90 процентов финансовых документов НСДАП. Но и без них можно сказать, что Гитлера, как цепного пса, вскармливали определенные круги Лондона, Вашингтона и — в меньшей степени — Парижа. Делалось это с одной целью: натравить его на Советскую Россию».

Оценивать политического лидера следует по окончании его карьеры. Но в любом случае можно сказать, что во главе России теперь стоит сильный лидер — это безусловно. Во-первых, Владимир Путин отвечает за свои слова, что для политического деятеля очень редкое качество. Второе — он берет на себя реальную ответственность, и третье — он действует очень нестандартно. И все эти свои качества он применяет, чтобы принести максимальную пользу своей Родине. К примеру, у Бориса Ельцина или Михаила Горбачева тоже были таланты, но они применяли их во вред своей Родине, причем сознательно.

Николай Стариков

Немцы в советском плену

Образ пленных немцев по публикациям советской печати периода Великой Отечественной войны 1941-45 гг.

13.05.42: Пленный обер-ефрейтор 11 роты 6 полка 30 немецкой пехотной дивизии Арнольд Хейш рассказал: «Некоторое время я лежал в госпитале в Риге. В городе очень много лазаретов. Все они переполнены ранеными и обмороженными. Недавно я возвратился на фронт. Настроение у солдат очень подавленное. Все хотят скорее вернуться на родину любой ценой. Постепенно рассеивается легенда о том, что русские, не берут немецких солдат в плен. Однако сдаваться в плен очень трудно. Офицеры зорко следят за солдатами, и как только кто-нибудь удаляется от переднего края, по нему открывают огонь из пулеметов. Я тоже подвергся обстрелу, но все же благополучно добрался до русских позиций и был очень тепло принят красноармейцами». (Совинформбюро)

30.01.42: Пленный ефрейтор 527 полка 298 немецкой пехотной дивизии Эрбер заявил: «Недавно во всех подразделениях зачитали секретное обращение Гитлера к немецким войскам. Он призвал отстаивать завоеванную русскую территорию до последнего человека и не отступать ни при каких обстоятельствах. Всех солдат заставили подписать под этим обращением нечто вроде клятвенного обещания. Солдаты, понимающие, что немецкая армия обречена и находится на краю пропасти, назвали гитлеровское обращение своим «смертным приговором». (Совинформбюро)

31.07.41: Германское Информационное Бюро распространяет дикое измышление о том, что будто советские войска без «видимой причины» расстреливают немецких солдат и офицеров, сдающихся в плен. Советское Информбюро опровергает это сообщение, как вымышленное от начала до конца. (Совинформбюро)

03.10.44: Восточнее Риги на сторону Красной Армии перешла группа солдат 4 полка 32 немецкой пехотной дивизии. Перебежчики Стефан Л., Карл Б. и Георг М. рассказали: «Недавно в наш полк приехал командир 50 армейского корпуса генерал Вегенер и выступил с речью перед солдатами. Генерал Вегенер оказал: «Положение немецких войск в Прибалтике чрезвычайно тяжелое. Никто не может сказать, чем всё это кончится. Нам обещали прислать новое оружие, но что это за оружие, мне неизвестно. Будет ли выполнено это обещание, я сказать вам не могу, так как сам ничего не знаю. Поэтому вы, солдаты, должны быть готовы к самому худшему». Генерал был мрачен и озабочен. Из его слов мы поняли, что Вегенер считает наше положение безнадежным.
Вечером обер-ефрейтор Гельмут Р. в небольшом кругу солдат заявил: «У нас действительно есть тайное оружие, при помощи которого мы можем избежать гибели». Все наперебой стали допытываться у Гельмута, что это за оружие. Он ответил: «Обзаведитесь обыкновенной палкой и белым платком. Это как раз и есть то оружие, которое спасет вам жизнь». На другой день мы группой численностью в 16 человек с Гельмутом во главе покинули свою часть и перешли на сторону русских». (Совинформбюро)

01.05.42: О зверствах гитлеровцев давно писали в газетах. Теперь страшные повести перешли в частные письма. Про фашизм теперь говорят не докладчики, а колхозники освобожденных деревень. В одном селе возле Можайска при мне провели пленных. Собака подошла к немцам и, ворча, отошла в сторону. Женщина сказала: «Даже собака понимает»... Их ненавидят все. Кажется, реки выбросят их нечистые тела. Кажется, и земля выблюет их останки. ("Красная звезда", СССР)

05.07.42: Пленный солдат 11 полка 14 немецкой мотодивизии Рейнгольд Яник рассказал: «Война разрушила мою семью. Брат Антон на Восточном фронте лишился ноги. Второй брат Конрад убит под Вязьмой. Мне повезло — я попал в плен, и, стало быть, нахожусь вне опасности. На фронте я служил несколько месяцев шофером. Проезжая в лесу близ пункта Х., я видел изуродованные автомашины. Около одной из них находились шоферы и пытались ее отремонтировать. Они рассказали мне, что на колонну напали партизаны, разбили три автомашины, захватили грузы и исчезли. Даже в глубоком тылу солдаты живут в постоянном страхе. В районах деятельности партизан они боятся поодиночке выходить из дому». (Совинформбюро)

17.06.42: Пленный солдат 698 немецкого пехотного полка Иозеф Н. заявил: «Наш полк прибыл на Восточный фронт в середине марта. Ему почти не приходилось участвовать в боях. Несмотря на это, у солдат очень подавленное настроение. Мы устали от непосильной работы и всевозможных нарядов. С раннего утра и до поздней ночи мы строили укрепления. Для сна оставалось ничтожно мало времени. К тому же мы часто голодали. Солдаты оборвались, обовшивели. Многие из них не имеют нижнего белья. В нашей роте есть значительная группа солдат, желающих добровольно сдаться в плен. Я могу назвать больше десятка фамилий, но прошу их не оглашать в прессе, так как это может им повредить. Они ждут удобного случая, чтобы перейти на сторону русских». (Совинформбюро)

21.03.42: На одном из участков Юго-Западного фронта наша разведка обнаружила в лесу группу немецких солдат 3 батальона 513 немецкого полка в количестве 45 человек. Все они, не оказав сопротивления, сдались в плен, передав разведчикам пропуска-листовки «Приказ товарища Сталина №55», винтовки и боеприпасы. Пленные рассказали, что во время боя они сознательно отделились от своей части, чтобы сдаться в плен. (Совинформбюро)

29.10.41: Даже внешний вид этих пленных неопровержимо свидетельствует о резком ухудшении физического и морального состояния солдат гитлеровской армии. Один из них — Карл Бюльман совсем слепой, носит очки. Выцветшие рваные, легкие куртки, напоминающие больше спортивный костюм, чем военную форму, дырявые сапоги и ботинки из заменителей кожи. На голове — затасканные летние пилотки. Вместо нательного белья грязные телогрейки в виде жилета из «эрзаца» шерсти. Такие же и носки. Ни у одного солдата, в том числе и у сапера, нет ни перчаток, ни варежек. Пленные ежатся от холода...
Солдат Теодор Нилен рассказывает, что до последней недели рядовые 34 дивизии получали в день по 200 граммов хлеба и изредка жидкую гороховую похлебку. Последнее время не было выдано ни одной крошки хлеба. ("Красная звезда", СССР)

17.02.42: Сдавшийся в плен врач 1 батальона 163 полка 52 немецкой пехотной дивизии Эрих Хойер показал: «Батальон, в котором я был врачом, в конце января из-за больших потерь расформирован. В нем осталось всего лишь 24 солдата и 1 офицер. Потери 163 полка составляют 1.400 убитыми и ранеными и 200 больными. Вошь стала бичом не только солдат, но и офицеров. Грязь привела к массовым накожным заболеваниям. Настроение солдат подавленное. Участились случаи симуляции, попыток под разными предлогами уклониться от боя. Дисциплина резко понизилась. Обычными явлениями стали неряшливость, озлобленность, апатия. Солдаты не приветствуют офицеров, вступают с ними в пререкания. Во избежание обострения недовольства офицеры иногда вынуждены отменять или изменять свои распоряжения». (Совинформбюро)

11.02.42: Ниже публикуются выдержки из письма ефрейтора 489 полка 269 немецкой пехотной дивизии, убитого на Ленинградском фронте. Фамилию ефрейтора установить не удалось.
«11 января 1942 года... Ты не можешь себе представить, что нам пришлось пережить за последние шесть недель. Об этом даже писать нельзя — ты просто скажешь, что я лгу. Все время обитались в лесах, не имея крыши над головой, а русские постоянно сидели у нас на шее. К тому же этот отчаянный холод, ежедневно столько-то и столько-то полузамерзших покидает нас. У меня тоже обморожена рука и ноги, и я ожидаю лишь того дня, когда со мной также будет покончено. Нас, радистов, осталось только двое, а все остальные находятся в госпитале. Этой жизни не может выдержать ни один человек. Уже 6 недель мы не получали ни чистого белья, ни порядочной еды. В дни рождества мы были в окружении у русских, и лишь при помощи танков удалось удрать. В отношении России мы тяжело просчитались... Однако эти жалобы не имеют смысла, долго мы теперь все равно не сможем выдержать. В кино показывают все не то — действительность выглядит гораздо трагичнее. Но все это было бы не так страшно, если бы лишь знать, что когда-то наступит конец. Но кто знает, сколько еще времени будет длиться эта война в кустарнике. Во всяком случае русские никогда не капитулируют... На наши обозы постоянно нападают партизаны... Тело дьявольски чешется. Немецкого солдата без вшей теперь в России определенно нет...» (Совинформбюро)

23.12.41: Непрерывная стрельба наших минометов и артиллерии породила у солдат и офицеров буквально животный страх. Фашисты боялись высунуть нос наружу и превратили свои окопы в клоаку. Свои естественные надобности они отправляли прямо в блиндаж.
Допрос пленных выявляет страшную картину людоедского отношения немецких офицеров к раненым солдатам. Офицерами было официально приказано снимать со своих убитых и раненых обмундирование. Наши бойцы, ворвавшиеся в фашистские окопы, обнаружили там трупы голых немецких солдат.
Пленные с возмущением рассказывают, что офицеры отдают приказ добивать раненых солдат. И действительно, врачебное освидетельствование нескольких трупов рядовых 432 пехотного полка показало, что раны, полученные этими немцами от советского оружия, не были смертельными, а смерть наступила от ударов тупым орудием. ("Красная звезда", СССР)

26.01.43: В районе Сталинграда на поле боя подобрана записная книжка ефрейтора 10 роты 578 полка 305 немецкой пехотной дивизии. Ниже публикуются выдержки из этой записной книжки: «...Стоим на шоссе — не знаем, что делать дальше. Я ужасно голоден и не могу получить нигде ложки супа. Добрался до деревушки. Здесь настоящее столпотворение... С трудом разыскал свою роту и ночевал в хлеву. Ужасно замерз. У меня украли всё мое имущество... Опять марш и опять без еды. Вечером после тяжелого марша пришли в Сталинград. Удалось попасть в погреб. Здесь 30 человек. Дикая толпа. Нервы у всех расшатаны. Непрерывные ссоры и драки из-за еды. Что может сделать голод! С нами находятся раненые и больные дизентерией. Они умрут. Скудный и голодный паек у них отнимают здоровые солдаты, прямо вырывают изо рта... Я хочу жить. Жить во что бы то ни стало. К чорту всё, только бы уцелеть... Сижу в яме с одним солдатом. Это 20-летний парень из Австрии. Мы оба не произносим ни слова. О чем же говорить? Мне очень холодно. Слышны стоны раненых. Они валяются в снегу, в сугробах. Их не подбирают, не увозят... Я не вижу иного выхода из этого страшного ада, кроме плена». (Совинформбюро)

09.06.42: Пленный унтер-офицер 11 роты 1 полка 1 моторизованной бригады «СС» Гильмар Ленк рассказал: «Наша бригада долгое время находилась в резерве, выполняла полицейско-карательные функции в тылу и вела борьбу с русскими партизанами. Совсем недавно мы были брошены на фронт, где бригада понесла тяжелые потери. В 11 роте из 140 человек осталось только 22. В полку осталось не более 500 солдат и офицеров. Только в местечке М. похоронено свыше 100 человек. Эсэсовцы нашей бригады уже потеряли прежний бравый вид и теперь ничем не отличаются от солдат других воинских частей. Нам тоже надоело воевать. Многие утратили веру в победу Германии. Мы знаем, что такое огромное и могучее государство, как Россию, нельзя покорить. У меня нет никакого желания сражаться и умирать за бессмысленное и безнадежное дело. Я прочитал очень много советских листовок и убедился, что у таких, как я, есть одно только спасение — «сдаться в плен и сохранить себе жизнь». (Совинформбюро)

06.06.42: Пленный немецкий лейтенант Герберт Позер рассказал: «Раньше в нашем полку было два батальона самокатчиков. Первый батальон участвовал в ожесточенных боях у пункта В. и в результате колоссальных потерь был ликвидирован. Солдаты теперь уже не те, какими они были в первые дни похода против России. Затянувшаяся война измотала и измучила солдат. Это сказывается на каждом шагу. По-иному начинают думать и некоторые офицеры. Раньше мы верили в победу Германии, но теперь былой уверенности уже нет. Приходится признать, что мы просчитались и недооценили силу русской армии и прочность советского тыла. За время войны я лично убедился, что население России жило хорошо. Я убедился и в том, что советские люди очень большие патриоты, они любят свою родину и своих руководителей». (Совинформбюро)

25.03.42: Пленный обер-фельдфебель 3 батальона 514 полка 294 немецкой пехотной дивизии Георг Франц рассказал: «Более 60 человек из нашей роты прочитали листовку с приказом Сталина. Я прочитал этот приказ 7 марта и вскоре вместе с группой солдат в 12 человек сдался в плен. Многие солдаты ищут удобного момента для перехода на сторону Красной Армии». (Совинформбюро)

21.03.42: На одном из участков Южного фронта на нашу сторону перешел немецкий унтер-офицер Эрхард Беемэ. Перебежчик рассказал: «Наш батальон укомплектован солдатами, переброшенными на советско-германский фронт из Франции. Меня зачислили в 8 роту. В ней я застал всего 50 человек. С 27 февраля по 7 марта в нашей роте убито и ранено 25 человек. 7 марта я нашел и прочитал советскую листовку, в которой было напечатано обращение первой конференции немецких военнопленных в СССР. Подумав, я решил сдаться в плен, что и сделал при первой возможности». (Совинформбюро)

10.03.42: Пленный стрелок Гельмут Штейман из Вюртемберга на допросе показал: «Кажется, весь свет перевернулся вверх дном. Ничего разобрать не могу. Откуда у России столько сил? Русские гонят нас. Если бы я в июле 1941 года сказал своему унтер-офицеру, что мы будем отступать под напором русских, он бы свернул мне скулы. А сейчас унтер-офицер, услышав, что казаки атакуют нас, первым показал пятки. Наша рота потеряла 50 процентов состава. Сомнения раз'едают душу солдат. И зачем фюрер сунулся сюда? Что касается меня и моих ближайших товарищей, то мы уже давно поняли, что тактика русских выроет германской армии могилу. Мы втянулись в глубь страны, и здесь мы мрем, как мухи. Не знаю, что будет дальше. Мне кажется, что я схожу с ума. По временам мне хочется выть». ("Известия", СССР)

25.03.42: Пленный ефрейтор 2 эскадрона самокатчиков 298 немецкой дивизии Георг Фулла рассказал: «Русские наступали на село Т. Это село обороняли несколько рот и наш эскадрон. Бой продолжался полдня и закончился нашим поражением и отступлением. У водяной мельницы я и еще несколько солдат сдались в плен. Офицер, отступивший с остатками своего подразделения, бросил в нас ручную гранату. Несколько солдат было убито, а я ранен». (Совинформбюро)

31.05.42: Пленный обер-ефрейтор 246 немецкой пехотной дивизии Фердинанд Г. рассказал: «Наш полк нес охранную службу в Париже. Затем нас отправили на Восточный фронт. В первых же боях полк понес очень большие потери. О русских нам наговорили очень много страшных вещей, но я этому не поверил. Мне еще раньше отец советовал беречь себя, чтобы целым и невредимым вернуться домой. Он сказал, что русских не надо бояться. Я убедился, что отец был прав. Я очень рад, что попал в плен». (Совинформбюро)

08.04.42: По дороге с фронта ведут пленных. Они идут, заросшие щетиной, зябко кутаясь под острым весенним ветром. И пленные, и письма убитых говорят об одном: фашисты мучительно ждут, когда же, наконец, грянет весна. Донбасская земля горит у них под ногами. «Мы сидим здесь, как на пороховой бочке» (письмо обер-ефрейтора Фрица Ширма к матери). «Ни на один час мы не верим в свою жизнь» (унтер-офицер Дрегер). «Скоро ли нас сменят», — жаждет С. Бебель. — «Каждый день нам говорят, что смена все ближе. Мы горим желанием, чтобы эта смена состоялась. Иначе она опоздает, как опоздала уже для многих». Умудренный опытом солдат Глезер писал в марте: «Я уже теперь жалею тех, которые должны будут весной участвовать в нашем большом наступлении». ("Красная звезда", СССР)

23.05.42: Ниже публикуются выдержки из письма, найденного у убитого немецкого унтер-офицера Альберта Доринга: «...За всю свою жизнь я никогда еще не ждал с таким нетерпением весны и лета, как в этом году. Теперь, когда долгожданное время наступило, оказывается мы остаемся здесь. Ни о какой смене не может быть и речи. На нашем участке идут ожесточенные бои. Русские прорвали нашу оборону и захватили наши орудия. Многие простаки еще недавно укладывали свои пожитки и собирались ехать на родину. Они говорили: «Наш главный пароль — смена, домой». Но им навязали другой пароль — смерть. За несколько дней наш полк уменьшился на 400 человек. Это целое кладбище». (Совинформбюро)

04.04.42: Пленный солдат 4 пулеметной роты 516 полка 295 немецкой пехотной дивизии Франц Лянговский рассказал: «Осенью я отстал от своей дивизии и свыше 5 месяцев искал ее. Лошади были плохие, да и я не очень спешил. На пути я видел множество могил немецких солдат и офицеров. На кладбище в Либовице есть могила командира 1 батальона 516 полка Генриха Альтен и 50 могил солдат 1 и 2 роты этого же батальона. На одном кладбище под Белой Церковью я насчитал 300 могил, в Богуслове — 600, а под Таращей похоронены тысячи немцев. В деревнях Украины скрывается большое количество немецких солдат, бежавших с фронтов. Гестапо вылавливает дезертиров и расстреливает их без всякого суда и следствия. Под Лозовой я видел, как беспорядочно отступали наши части. Усталые, угрюмые и злые, солдаты говорили мне, что наша дивизия разбита. Не желая быть похороненным в России, как сотни тысяч наших солдат, я добровольно сдался в плен». (Совинформбюро)

18.04.42: Пленный солдат разведотряда 96 полка 32 пехотной дивизии Макс Винтер рассказал: «Еще в октябре прошлого года 32 дивизия понесла крупные потери. Я тогда был санитаром. В течение двух недель на санпункт ежедневно доставляли от 70 до 100 раненых. Число убитых было значительно больше. За последнее время дивизия подвергалась многочисленным атакам русских. Ее потери еще больше возросли. Солдаты знают, что дивизия находится в окружении. Настроение у всех подавленное. Солдатский паек с каждым днем сокращается. Беспрерывные атаки русских на земле и с воздуха измотали нас. Тяжелые лишения и невыносимые условия изменили внешний облик солдат. Многие опустились. Они ходят грязные, не соблюдают элементарных правил гигиены. Солдаты стали относиться ко всему с тупым безразличием». (Совинформбюро)

31.05.42: Пленный обер-ефрейтор Рудольф Розенбек рассказал: «Наша дивизия понесла большие потери. Лучшие солдаты уже убиты или стали калеками. На смену им прислали неопытных, необученных резервистов. Они пробыли на фронте всего два месяца и уже рвутся домой. Унтер-офицер Кастнер, ефрейтор Бартлинг, солдат Мих из второго эскадрона прострелили себе руки, чтобы таким образом избавиться от фронта. Из первого эскадрона недавно дезертировали два солдата. Многие солдаты уже не верят в победу. Они говорят, что Германия рано или поздно потерпит поражение». (Совинформбюро)

24.04.42: Пленный немецкий ефрейтор Ганс Пауман рассказал: «Я пролежал три с лишним месяца в лазарете в Харькове. Выписался в конце марта. В лазарете находилось около 1.000 раненых, больных и обмороженных. Никого из выздоравливающих в отпуск не пускали. Солдат, которые лишились пальцев на ноге или руке, направляют для несения караульной службы или в хозяйственные команды. Однако и нестроевые команды теперь все чаще и чаще посылаются в бой. Настроение солдат подавленное. С родины приходят безрадостные письма. Моя жена жалуется, что ее заставляют работать по 14-15 часов в день. Нормы продуктов по карточкам из месяца в месяц уменьшаются, и она голодает». (Совинформбюро)

28.05.42: Пленный солдат 15 мотострелкового полка 29 немецкой мотодивизии Бруно М. рассказал: «В декабре 1941 года меня в составе маршевого батальона отправили на Восточный фронт. Мы ехали через Польшу. На вокзалах бродили изможденные женщины и дети, одетые в лохмотья. Они дрожали от холода и умоляли дать хлеба. Солдаты пинками отгоняли их от вагонов. В январе я попал в Мценск. Ночью 3 февраля военные власти выгнали всех оставшихся в городе жителей, в том числе женщин и детей, на улицу и под конвоем отправили в тыл. Тех, кто не мог итти, сразу же расстреливали.
Наш полк за последнее время несет большие потери. Настроение у многих подавленное. Участились случаи дезертирства. Я присутствовал при расстреле двух немецких солдат за дезертирство. Два солдата и два унтер-офицера отказались выполнить приказание офицера. Их в тот же день увезли, и больше мы их не видели». (Совинформбюро)

17.06.42: Привели пленного. Солдат грязный, немолодой, из рабочих.
— Член фашистского «рабочего фронта»?
Солдат пожимает плечами — то ли от удивления, то ли в припадке нестерпимого зуда, который не покидает его.
— Натурально, — говорит он, — мы все должны быть членами «рабочего фронта».
— Что он сделал для вас?
Немец снова пожимает плечами.
— У нас, — говорит он, — существует анекдот. Однажды учитель спросил ученика: «Как велик «рабочий фронт»?» Мальчик ответил: «Один метр сорок сантиметров». «Как так?» — удивился учитель. «Мой отец, — говорит мальчик, — имеет один метр 60 сантиметров роста и он говорит, что «рабочий фронт» ему по горло»... ("Известия", СССР)

30.12.43: Проходит час, и мы видим первые партии пленных. Какой же у них растерянный вид! Они идут, как слепые, спотыкаются, падают — они еще не верят, что уцелели. Всё сдвинулось и перевернулось в сознании этих солдат. На допросе они бормочут:
— Что случилось? Ведь наступали мы, немцы. Нам приказано было вернуть Киев. Гитлер дал для этого первый срок — 26 ноября. Когда читали его приказ, нас поставили на колени, и мы дали присягу, что Киев будет немецким. У нас было много танков и много дивизий, и мы очень старались, но ни черта у нас не вышло, и срок взятия Киева пришлось несколько раз передвинуть. И мы опять присягали. И вдруг час назад началось это...
На этот раз их поставил на колени не приказ Гитлера. Их поставила на колени артиллерия Красной Армии. Ещё час назад офицеры вдалбливали в их головы мысль о наступлении… ("Известия", СССР)

04.04.43: На Западном фронте в течение одного дня сдались в плен несколько групп солдат 321 немецкой пехотной дивизии. Пленный солдат 588 полка Станислав К. рассказал: «В декабре началась массовая переброска немецких войск из Франции в Россию. Мы догадывались, что это связано с неудачами немецкой армии на Восточном фронте. Вскоре наша дивизия, находившаяся в Булони, также была отправлена на Восток. Настроение солдат резко ухудшилось. Даже матерые нацисты сбавили спесь. Многим стало ясно, что, несмотря на тяжелые потери, понесенные в 1942 году, немецкая армия не добилась никаких результатов. Лучшие немецкие дивизии уничтожены под Сталинградом. Германия потеряла всякие надежды захватить кавказскую нефть, с которой было связано так много надежд. Отступление немецких войск на Центральном фронте совсем огорошило солдат. Чтобы спасти себе жизнь, группа солдат нашей роты добровольно сдалась в плен». (Совинформбюро)

05.07.44: Они сдаются в плен, и генерал прикидывается солдатом, а солдаты, как один, уверяют, что они обозники или санитары. Третьего дня колхозники выгнали из лесу группу немцев, принадлежащих к различным дивизиям, действовавшим от Орши до Полоцка.
А где это мы встретили восьмерых немцев, идущих с запиской какого-то водителя машины Герасимова, которая гласила: «Препровождается 8 фрицев, оружие оставил при себе водитель Герасимов»?
А растерянная девушка-регулировщица, возле которой лежало у обочины дороги полтораста фрицев? Они вышли из лесу поутру, убедившись, что поблизости нет никого из местных жителей, ибо им они боятся сдаваться в плен. Видимо, немало зла причинили немцы окрестным крестьянам, если испытывают перед ними такой страх.
А четыре подбитых немецких танка с надписями мелом: «Младший лейтенант Исаенко», «Тоже Исаенко», «То же самое я», «Все четыре — моя работа»?
А где это взяли в плен немецких связистов с документами обозников, едущих на артиллерийских лошадях?
А поляк, который во время боя перебежал к нам с оружием и тотчас же обратил его против немцев, а немцы, переодетые в одежду русских колхозников?
А бронепоезд, паровоз которого был подбит мимо проходящей батареей, после чего гарнизон разбежался по лесам, оставив нам целехонький состав с орудиями и боеприпасами?
А офицеры, которые, по рассказам жителей, два дня подряд уничтожали свои документы и фотографии?
И вот мы спрашиваем себя, что же случилось с немцами, с их дутой непобедимостью, с их животным высокомерием?
Мы видим только трусливых животных, лишенных достоинства, готовых предать вечером то, что защищали поутру, мечтающих только о том, чтобы спасти свою жизнь. ("Красная звезда", СССР)

27.06.41: Немецкий солдат Альфред Лискоф пишет:
«Германский народ ждет мира. Еще за день до предательского нападения фашистов на Советский Союз никто не мог и поверить, что это совершится. Легко представить себе, как воспринял германский народ эту безумную авантюру. Война эта, которую взбесившийся зверь Гитлер навязал германскому народу, не может быть популярной в нашем народе. В этой войне с Советским Союзом фашизм должен найти и найдет свою смерть.
Среди германских солдат, в рядах которых и я сам был еще недавно, также царит подавленное настроение. Но каждый боится поделиться своей мыслью с другим. Между солдатами посеяно недоверие. Никто вслух не высказывает своих мнений, а прячет их глубоко в себе. Солдат представляет собой раздвоенную личность: одно — то, что видно снаружи, другое — что у каждого на сердце. Затаенными своими мыслями солдат боится поделиться, ибо ему грозит гестапо и смерть.
Палка офицера, угроза расстрела заставляет немецкого солдата воевать, но он не хочет этой войны, он жаждет мира, как жаждет этого мира весь германский народ». ("Красная звезда", СССР)

https://0gnev.livejournal.com/192352.html