02.03.16

Первые победы российских инструкторов

За последнюю неделю сирийские правительственные войска отчитались о нескольких успешных операциях, в частности на северо-западе страны в так называемом анклаве Сальма, где в ноябре прошлого года был сбит российский фронтовой бомбардировщик Су-24М. Правда, пока полностью очистить район от боевиков не удалось. Но благодаря решительным и активным действиям верные Асаду войска смогли взять город Сальма.
Победа Сирийской арабской армии (САА) досталась с большим трудом. И все же необходимо отметить: по сравнению с прошлогодними боями в том же районе, фактически позиционной «мясорубкой», когда ценой больших потерь правительственные войска брали малозначительную сопку, чтобы через несколько часов быть выбитыми оттуда, профессионализм и выучка вооруженных формирований Дамаска неуклонно растут.
Своими успехами САА обязана российским военным и не только авиабригаде особого назначения, но и советникам, специалистам, обучающим личный состав и помогающим освоить новейшие образцы ВВТ.

Силы Дамаска

Наши военные призывались Дамаском в советники и работали в стране задолго до начала гражданской войны. Достаточно большое число сирийских военнослужащих проходило обучение в российских военных вузах, в частности в Общевойсковой академии.
По словам представителя Минобороны России, знакомого с довоенной ситуацией, главными проблемами САА были элементарная нехватка обученных людей, низкая укомплектованность частей и подразделений. «Если офицерский состав достаточно хорошо подготовлен, то с сержантским, а особенно с рядовым проблем хватало. Фактически не было развернутых по штату военного времени бригад, полков и т.д. В случае войны их планировалось доукомплектовать призванными из запаса. Все специалисты – связисты, артиллеристы, инженеры и т.п. оказались таковыми только на бумаге. На самом деле это просто парни с автоматами, которые и стрелять-то толком не умели», – оценивает ситуацию собеседник «ВПК».
Военно-политическое руководство Сирии поддерживало в высокой степени готовности лишь несколько механизированных бригад, Республиканскую гвардию и спецназ. Но и в этих частях и подразделениях укомплектованность личным составом редко превышала 70 процентов.
«Отличная выучка до войны была у двух сирийских дивизий спецназа. Правда, в нашем понимании это скорее аналог ВДВ. Республиканская гвардия неплохо укомплектована и техникой, и личным составом. Фактически это армия в армии. У гвардейцев и артиллерия, и подразделения воздушно-десантных войск, специального назначения – все свое. САА комплектовалась по большей части призывниками, а в Республиканской гвардии были в основном профессиональные военные», – поясняет представитель Минобороны, знакомый с довоенной сирийской армией.
Примечательно, что при участии российских советников САА до начала гражданской войны проводила учения по развертыванию нескольких дивизий, когда из запаса призывался личный состав, снималась с хранения техника и т.д.
С началом первых боев в 2011 году количество российских военных советников и специалистов резко сократилось. В частности, судя по фотографиям захваченного в 2014-м боевиками Сирийской свободной армии радиотехнического центра на горе Таль Аль-Хара близ Деръа, военнослужащих ВС РФ к тому моменту на объекте давно не было. Хотя Сирию покинул не весь российский контингент. Наши специалисты продолжали оказывать помощь вооруженным силам Дамаска, обучая военнослужащих применять и эксплуатировать переданное им вооружение и военную технику, в частности РСЗО «Смерч», «Ураган».

Причины потерь

Главной проблемой сирийской армии в гражданской войне стала высокая убыль подготовленного личного состава. Солдаты, сержанты и офицеры не только гибли в боях. Достаточно большой процент перешел на сторону различных оппозиционных и террористических отрядов.
Командование САА пыталось компенсировать нехватку военнослужащих массированным применением танков и другой бронетехники. Достаточно сказать, что до недавнего времени символом сирийской гражданской войны были появляющиеся на видео- и фотохронике правительственные Т-72, Т-55, БМП-1, ведущие бои в городской застройке.
Руководство страны несколько раз пыталось решить проблему нехватки личного состава, проводя частичную мобилизацию. Безрезультатно. В итоге ставка была сделана на добровольческие отряды, формирующиеся в районах и населенных пунктах, бойцы которых должны с оружием в руках защищать свои дома и семьи.
Но если в оставшихся частях и подразделениях САА хотя бы организовывалась боевая подготовка, то добровольцы – обычные мирные граждане, без требуемых боевых навыков, просто вооруженные правительством и сражающиеся с террористами. Хотя из добровольцев только малая часть непосредственно участвовала в боевых действиях. Основная масса в первую очередь несет службу на блокпостах и патрулирует территорию. Еще одна серьезная проблема в том, что добровольческие подразделения воюют только на своей земле, в местности, откуда набраны, и отказываются подчиняться приказам о переброске их в другие районы.
С началом операции Вооруженных Сил России в Сирии правительственные войска не смогли переломить ситуацию. Несмотря на массированное применение бронетехники и артиллерии, для закрепления успеха не хватало подготовленного личного состава.
По данным «Военно-промышленного курьера», одновременно с развертыванием авиабригады особого назначения и созданием авиабазы «Хмеймим» в международном аэропорту имени Басиля Аль-Асада российское руководство осенью 2015 года увеличило число военных советников и инструкторов, которые теперь должны были решить две важные задачи. Во-первых, создать из разрозненных отрядов и батальонов более или менее подготовленные части. Во-вторых, наладить систему эвакуации и ремонта подбитой бронетехники.
Следует отметить, что проблема возращения в строй вышедших из строя боевых машин к 2015 году встала перед сирийским командованием очень остро. По мере насыщения террористических отрядов относительно современными противотанковыми средствами росли и потери ВВТ правительственных войск, которые зачастую не компенсировались поставками «сирийским экспрессом» (неформальное название военной помощи Российской Федерации. – А.Р.). По словам источников «Военно-промышленного курьера», знакомых с ситуацией, основные материальные потери сирийских правительственных сил – брошенная на поле боя подбитая бронетехника, которую можно не только эвакуировать, но и восстановить и вернуть в строй.
Понятно, что с таким отношением к эвакуации и ремонту ситуацию не спасет даже непрерывная военная помощь, включающая поставку новейших танков Т-90, тяжелых огнеметных и артиллерийских систем.

Возвращение в строй

Российское военное ведомство старается не афишировать присутствие наших военных советников и специалистов, но и не отрицает его. Как уже отмечалось, в настоящее время в различных социальных сетях и на видеохостингах достаточно много сюжетов о работе российских военных в Сирии («ВПК», №№ 1–2, 2016 – «След нашего пехотинца»). Поле деятельности для них огромное. Так, в ролике, где показывается инструктаж сирийских снайперов-добровольцев, осваивающих обращение с СВД, бросается в глаза очень низкая выучка бойцов.
По информации «Военно-промышленного курьера», в целом работа с добровольческими формированиями оказалась самой сложной. Несмотря на то, что у многих ополченцев за плечами несколько лет войны, мало кто умеет точно стрелять, грамотно передвигаться на поле боя, не говоря уже о слабой физической подготовке. Командиры-добровольцы, в основном выбранные самими бойцами из наиболее авторитетных, по их мнению, сослуживцев, зачастую неспособны правильно принимать решения в сложной ситуации, грамотно руководить личным составом не только в бою, но и в повседневной жизни.
Большой проблемой остается дисциплина личного состава, простоявшего всю войну на различных блокпостах и несклонного заниматься нормальной боевой подготовкой. Также, по имеющимся данным, нерешенной осталась проблема экс-территориальности. Ополченцы готовы защищать только свои дома и не изъявляют желания перемещаться в другие районы.
Фактически добровольцев приходится обучать с нуля. Сначала индивидуальная подготовка, уже потом слаживание в составе отделений, взводов, рот, лишь после этого – всего батальона.
Правительственные регулярные войска не только имеют более богатый боевой опыт, но и гораздо дисциплинированнее. Но в частях и подразделениях САА все также ощущается нехватка грамотных офицеров и сержантов, ведь за без малого пять лет гражданской войны регулярная армия, как уже было сказано, понесла очень серьезные потери.
Но если индивидуальная подготовка у ее бойцов на достаточно высоком уровне, то учить военнослужащих, даже из полков спецназа, действовать в составе отделения, взвода, роты и батальона приходится, как и ополченцев, фактически с азов.
Еще одна проблема сирийских регулярных частей и подразделений – низкая укомплектованность личным составом. По имеющимся данным, во взводах от 20 до 30 человек по штату «живых» бойцов иногда не набирается и десятка, включая командира.
Не менее сложной задачей для российских военных советников и инструкторов стала организация взаимодействия командиров бригад, дивизий и органов военного управления. До последнего времени боевые действия в Сирии фактически представляли хаотические перемещения отрядов ополченцев, отдельных рот и батальонов регулярной сирийской армии на разных направлениях, зачастую даже без единого замысла.
По словам собеседника «Военно-промышленного курьера», знакомого с ситуацией, разобщенность проправительственных сил была самой большой проблемой. В частности, артиллеристы и летчики в большинстве случаев действовали самостоятельно, без оглядки на сухопутные войска.
Точные данные о том, сколько длится цикл боевой подготовки одного батальона ССА или отряда ополчения, не разглашаются. Можно предположить, что речь идет о сроке не менее шести месяцев. В частности, если первые части и подразделения проправительственных сил под руководством российских инструкторов начали готовиться в сентябре 2015 года, то их дебютом как раз и стали бои в «анклаве Сальма», ставшие бесспорным успехом наступавших.
Проходящие обучение сирийские части и подразделения получают не только новую полевую форму, но и бронежилеты, защитные шлемы, в частности российские 6 Б43, 6 Б45 и 6 Б27, как прямо с завода, так и из запасов Российской армии. К примеру, снятый с погибшего сирийца бронежилет 6 Б45, ранее переданный со складов ВС РФ, с нестертой фамилией бывшего владельца использовался боевиками запрещенного в нашей стране ИГ как доказательство того, что ими якобы убит российский военнослужащий. Судя по фото- и видеохронике, российские военные передают сирийским коллегам и стрелковое оружие: автоматы, пулеметы, снайперские винтовки.
В качестве транспортных средств проправительственные войска получают двухосные грузовики ГАЗ-3308 «Садко», ранее замененные в Российской армии при переходе на новый облик «Мустангами» и переданные на базы хранения. К сожалению, часть ГАЗов, если верить фотографиям, распространенным ИГ, попала в руки боевых отрядов этой террористической организации как трофеи в ходе недавних боев на востоке Сирии.
По нашим расчетам, за прошедшие полгода с помощью российских советников прошли обучение, а также были перевооружены и получили новую технику не менее одной бригады ССА и несколько батальонов (отрядов) ополченцев. Наши военспецы и советники добились серьезного успеха в подготовке сирийских военнослужащих. Верные Дамаску части и подразделения уже начинают организовывать взаимодействие не только друг с другом, но и с авиацией, артиллерией и т.п. Правда, пока возросший профессиональный уровень мы видим только у войск, действующих в основном в районе Сальма, где, вероятнее всего, согласно принятому решению сосредоточены основные усилия.
Но нельзя недооценивать и противника. Пока шло успешное наступление сирийских войск у турецкой границы, на востоке страны в районе Дейр-Эз-Зор игиловцы контратаковали верные президенту Асаду войска, не только потеснив их, но и взяв большое количество трофеев.
Одна из самых острых проблем Сирийской арабской армии – традиционно низкая культура обслуживания и ремонта военной техники. Невысокий общий уровень подготовки личного состава не позволял правильно эксплуатировать достаточно разномастный парк ВВТ.
От технической безграмотности эксплуатантов страдали не только такие сложные образцы, как зенитно-ракетные комплексы, но и куда более простые – танки, буксируемые артиллерийские орудия, боевые машины пехоты. По словам представителя российского Минобороны, знакомого с довоенной ситуацией, из-за неправильного хранения и эксплуатации артсистем на большей части из них постоянно наблюдалась утечка противооткатной жидкости, на бронетехнике не работали стабилизаторы вооружения и радиостанции. Аккумуляторы постоянно расхищались, а те, что оставались в наличии, практически не держали заряд. Не только экипажи танков, БМП, БТР, расчеты САУ, но и командиры частей и подразделений, а также их заместители по технической части не следили за уровнем масла в двигателях, доливка осуществлялась не вовремя. Несмотря на большую запыленность, фильтры не менялись, в лучшем случае их очищали вручную.
В конце 1990-х – начале 2000-х годов Сирия провела модернизацию около двух сотен танков Т-72, установив на них итальянские системы управления огнем TURMS-T с лазерным дальномером и баллистическим вычислителем.
Такими «семьдесят вторыми» были вооружены элитные подразделения Республиканской гвардии, отличающиеся от Сирийской арабской армии более подготовленным и технически грамотным личным составом, и тем не менее до начала гражданской войны дожили не более двух десятков машин. Причем итальянские СУО TURMS-T из-за неправильной эксплуатации и плохого обслуживания выходили из строя первыми.

Одноразовый подход

С началом полномасштабных боев между верными правительству Асада формированиями и антиправительственными отрядами наши специалисты продолжили выполнять свои задачи, хотя значительная часть вернулась на родину. Численность военспецов несколько увеличилась с того момента, как в 2012 году активно заработал «сирийский экспресс». Речь идет о масштабных поставках российских ВВТ правительственным войскам. Название дано по аналогии со знаменитым «Токийским экспрессом» (доставкой императорским флотом помощи воюющим на Гвадалканале войскам в 1942-м), так как для перевозки различных грузов в Сирию использовались большие десантные корабли, совершавшие переходы из наших черноморских портов в Латакию и Тартус. Дамаску передавались Т-72, БМП-1, бронетранспортеры, автомобили ГАЗ-3308 «Садко», РСЗО «Град» и другие образцы.
По информации «ВПК», после передачи проправительственным силам реактивных систем залпового огня «Смерч» и «Ураган» российские специалисты обучали военных не только применять эти сложные комплексы, но и осуществлять их обслуживание, проводить текущий ремонт. Правда, низкий уровень технической подготовки личного состава САА, а также зачастую неоправданное применение машин в бою, которыми командиры компенсировали нехватку пехоты, привели к большим потерям.
В большинстве случаев танки, БМП и БТР, получившие минимальные повреждения, просто бросались на поле боя без попыток их эвакуировать. При этом в запасе САА все также оставалось огромное количество неисправных еще с довоенных времен единиц техники, которую после восстановления можно было направить против террористов. По известным «ВПК» оценкам наблюдателей, у сирийских военнослужащих сложился своего рода стереотип: зачем жалеть оружие и военную технику, если все равно пришлют новое.

Надуло с севера

В конце лета 2015 года у проправительственных формирований появились вооруженные 30-мм автоматической пушкой новейшие российские БТР-82. Не совсем понятно, кто управлял бронетранспортерами – сирийские военнослужащие или российские инструкторы. На распространенных в Сети видеосюжетах иногда отчетливо слышна русская речь.
Если применение БТР-82 было все же эпизодическим, то появление в САА танков Т-90 привлекло пристальное внимание отечественных и зарубежных СМИ. Точное количество переданных Дамаску «девяностых» неизвестно, но по данным «ВПК», их пока не больше двух десятков. Новейшие танки поступили из наличия российского оборонного ведомства, о чем, в частности, говорит характерная трехцветная деформирующая схема окраски боевых машин.
Почему выбор сделан в пользу именно Т-90, а не активно поставляющихся в настоящее время в Сухопутные войска ВС РФ модернизированных Т-72Б3, однозначного объяснения нет. По словам источника «ВПК», знакомого с ситуацией, предпочтение отдано «девяностому» вследствие его лучшей защищенности в условиях городского боя, а также при применении противником противотанковых средств. Элементы комплекса динамической защиты «Контакт-5», установленного на Т-90, в сочетании с толщиной и формой брони позволяют более эффективно по сравнению с Т-72Б3 обезопасить башню от поражения из ручных гранатометов. В то же время комплекс «Штора» может не только предупредить экипаж танка о лазерном нацеливании на него и поставить дымовую завесу, но и поразить источник излучения, развернув башню в режиме «Переброска» с высокой скоростью в нужное направление.
Правда, по словам собеседника «ВПК», в условиях городского боя танк не всегда поражается огнем РПГ в башню, зачастую и в борта. В этом случае боковая защита и Т-90, и Т-72Б3 одинаково слаба. Но как показывает опыт городских боев в Сирии, при относительно узких улочках и многоэтажной застройке террористы в основном ведут огонь с верхних этажей, стремясь поразить танк в наименее защищенную, с их точки зрения, часть – верхний лист, место, как раз надежно прикрываемое на Т-90 элементами динамической защиты.
Интересно, что часть переданных Сирии «девяностых» – более старые машины с так называемой литой башней, хотя есть и современные образцы со сварной броней. Если сопоставить все факты, можно предположить, что с частью своих «девяностых», вероятнее всего, распрощалась 20-я мотострелковая бригада из Волгограда. Она была единственной, где еще оставались «литые» Т-90. В Интернете уже появились видеоролики, где один из оппозиционных отрядов будто бы уничтожает «девяностый» противотанковым комплексом «Тоу-2». Опрошенные «ВПК» представители Минобороны, знакомые с ситуацией, не опровергли, но и не подтвердили этот факт. И все же с большой долей уверенности можно утверждать, что в видеосюжете поражается старый сирийский Т-72.
Подготовка российскими военными специалистами танкистов на Т-90, в частности освоение СУО и комплекса «Штора», потребовала несколько месяцев. Помимо использования бортового оборудования сирийские экипажи обучались техническому обслуживанию и ремонту всех элементов машины. Как сказал собеседник «ВПК»: «В объемах, установленных регламентирующими документами».
Помимо Т-90 САА получила и тяжелые огнеметные системы ТОС-1А, также из запасов Российской армии. Обучение сирийских расчетов «Солнцепеков» заняло гораздо меньше времени, чем экипажей на Т-90, за счет того, что ТОС решено применять только для стрельбы с закрытых позиций. Соответственно курс боевой подготовки был значительно сокращен. К тому же сложившаяся на момент поставки в Сирию ТОС ситуация требовала ввести «Солнцепеки» в бой как можно быстрее, поэтому расчеты комплектовались из опытных артиллеристов, дообучить которых не составило особого труда.
С началом операции ВКС РФ еще одной важнейшей задачей для наших военных специалистов стала организация системы восстановления ВВТ, в том числе находившихся долгое время на хранении. По расчетам, известным «ВПК», довоенных запасов в сочетании с ранее доставленными «сирийским экспрессом» машинами более чем достаточно для борьбы с террористами. Но если правительственные войска продолжат руководствоваться принципом «Не жалей, все равно еще дадут», то никакие поставки, особенно сейчас, когда интенсивность боев возросла многократно, не спасут ситуацию.

Ремонт в промышленных масштабах

По некоторым данным, в Сирии уже восстановлены несколько заводов, где ремонтируют не только танки и БМП, но и артиллерию и даже системы ПВО. Созданы и обучены эвакуационные подразделения, вывозящие подбитую и вышедшую из строя технику с поля боя. Появились и маневренные группы, направляемые в сирийские подразделения для ремонта и техобслуживания ВВТ.
В процессе восстановления сирийской бронетехники осуществляется и ее модернизация, в частности для увеличения защищенности. Правительственные силы и ранее в ходе войны наращивали ее кустарными способами, закрепляя на танках, БМП, БТР и даже самоходных артиллерийских и зенитных установках дополнительные мешки с песком, наваривая различные элементы, в том числе столь полюбившиеся украинским военным противокумулятивные «кроватные» решетки.
В настоящее время дополнительное бронирование перестало быть хаотическим и перешло в разряд централизованной работы, когда на боевую технику устанавливаются стандартные защитные элементы. Но инициативные бойцы правительственных отрядов зачастую самостоятельно дозащищают свои танки, БМП, БТР и САУ так, что превращают их в истинные произведения искусства.
Созданная с помощью российских военспецов система технического обеспечения работает пока не всегда эффективно, хотя ситуация с подбитыми и эвакуированными машинами улучшается. Общей проблемой остается слабая техническая грамотность личного состава, особенно бывших ополченцев, которые, как и до войны, не всегда хотят заниматься сложной и порой нудной работой.
Сложность стоящих перед военспецами задач трудно переоценить – это и восстановление техники, и переобучение подопечных на новые образцы ВВТ. Жаль, что на фоне масштабных боев такая работа зачастую фактически не видна. Но без нее победа в продолжающейся гражданской войне недостижима.

vpk-news.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий