02.03.16

Любопытные факты о Суворове Александре Васильевиче

Александр Васильевич Суворов – человек с невзрачной наружностью, но дальновидным и тонким умом, позволявший себе выходки, которые можно было бы счесть за помешательство, - единственный в мире полководец, не проигравший ни одной битвы, и кавалер всех российских орденов своего времени, вручавшихся мужчинам. Он был меч России, бич Турок и гроза Поляков. Сегодня - рассказ о малоизвестных фактах из жизни великого русского полководца…
В детстве Александр Суворов был слабым и болезненным ребёнком и, судя по всему, ему было уготовано гражданское будущее. Но уже в те годы будущий полководец проявлял интерес к военному делу. На службу в Семёновский полк молодой Александр попал по наставлению и рекомендации прадеда Пушкина Абрама Ганнибала. Именно он убедил отца Александра Суворова уступить наклонностям сына.
Будущий генералиссимус начинал службу рядовым при дворе Елизаветы Петровны. В 1779 году Семёновский полк, где служил Александр Васильевич, нёс караульную службу в Петергофе. Стоя на посту у Монплезира, Суворов так старательно и ловко отдавал честь императрице, что та, проходя мимо, решила уточнить, как его зовут и протянула солдату серебряный рубль.
Суворов заявил, что на посту брать денег не положено, а Елизавета Петровна оставила монету у его ног и повелела забрать при смене караула. На следующий день рядового Суворова произвели в капралы, а рубль, подаренный императрицей, он хранил всю жизнь.
Стоит сказать, что продвижение по лестнице военной карьеры не было для Суворова лёгким. Офицера он получил только в 25 лет, а в чине полковника «застрял» на шесть долгих лет. Звание генерал-майора Суворов получил после войны с Польшей в 1770 году, звание фельдмаршала Екатерина II жалует ему в 1795.
В 1799 по окончанию Итальянского похода Павел I присвоил Александру Суворову звание генералиссимуса и повелел, чтобы полководцу отдавались такие же почести, как монаршей особе даже в присутствии самого императора. Суворов же, став четвёртым генералиссимусом в истории России, воскликнул: «Помилуй Бог, велика милость, велик чин: он меня придавит! Недолго мне жить».

«20 ЛЕТ, КАК НЕ СМОТРИТСЯ В ЗЕРКАЛО…»

«Несмотря на многочисленные раны, имеет бодрый вид и моложав. По суровости жизни, болезни ему неизвестны. Внутренних лекарств никогда не принимает. Спит на сене, прикрываясь простыней, а когда холодно, то плащом… Встает до рассвета. Камердинеру Прохору приказано тащить его за ногу, если поленится вставать. После подъема окачивает себя с головы до ног холодной водой, и бегает по комнатам или по саду в нижнем белье и сапогах, заучивая по тетради турецкий язык.
…Уже около 20 лет, как не смотрится в зеркало, не носит при себе часов и денег. По характеру известен как человек честный, ласковый, учтивый, твердый в предприятиях, сохраняющий свои обещания даже против самого неприятеля. Сего героя ничем подкупить не можно. Всячески старается умерять свою вспыльчивость. Пылкость его и быстрота столь велики, что подчиненные ничего не могут так скоро сделать, как бы ему желалось.
Любовь к Отечеству и ревность сражаться за его славу служат сильнейшими побуждениями неутомимой его деятельности, и он жертвует оному всеми прочими чувствами, не щадя ни своего здоровья, ни жизни» — так писал австрийский историк Антинг о знаменитом русском полководце Александре Васильевиче Суворове.

РУССКИЙ ЛЕВ

«Герой всех веков и всех народов» — так отозвался о нем австрийский генерал Цах. «Суворов имеет врагов, но не соперников» — утверждал итальянский генерал Сент-Андре.
Ни Александру, ни Цезарю, ни Наполеону — никому из великих полководцев мировой истории не удавалось избежать поражений. Суворов участвовал в 63 больших и малых сражениях и 63 раза праздновал викторию. Возможно, это единственный случай в истории военного искусства. Факт тем более поразителен, если учесть, что большая часть побед была одержана над превосходящим по силе и численности противником!
Древнекитайская мудрость по этому поводу говорит: «Если на узкой тропе сойдутся Большой Опыт и Большая Сила, победит Опыт. Когда же Большой Опыт повстречает на своем пути Большое Желание, победит Желание».
Суворов и делом, и словом умел зажечь в солдатских сердцах Большое Желание — желание победы. «Русский Бог велик! С ним победим! Вперед, русские богатыри! Ура!!!» — этот атакующий клич русского полководца чудесным образом превращал простых крестьянских парней в сказочных витязей, способных одолеть любого врага.
Осман-паша, турецкий визирь, чье втрое превосходящее по численности войско наголову разбил Суворов, так прокомментировал исход сражения: «Лучше войско баранов под предводительством Льва, чем войско львов под предводительством Барана». Осман-паша ошибся: ему противостояло не войско баранов, а войско львов под предводительством Льва…
Русские солдаты времен Суворова удивляли весь мир своим необыкновенным бесстрашием и мужеством. Прусский король Фридрих Второй говорил: «Русского солдата мало убить, его нужно еще и повалить!».
Рассказывают, что Наполеон, которому так и не удалось сразиться с великим русским полководцем, но которого он считал равным себе по гению и таланту, однажды сказал российскому императору Александру I: «С вашими солдатами и моими генералами я мог бы завоевать весь мир!».

ТАЛАНТ — ЭТО БРИЛЛИАНТ В ГЛИНЕ…

Одна из причин непобедимости Суворова та, что он, подобно Наполеону, умел находить и возвышать таланты. «Дарование в человеке, — говорил он, — есть бриллиант в глине. Отыскав его, надо тотчас же очистить и показать его блеск. Талант, выхваченный из толпы, превосходит многих других, ибо он обязан не породе, не учению и не старшинству, а самому себе. Старшинство есть удел посредственных людей, которые не дослуживаются, а доживают до чиновников».
Он приказывал своим генералам представлять ему лично каждого солдата, который отличится или храбростью, или редким поступком. В сражении при Требии, рядовой Митрофанов взял в плен трех французов. Французы отдали ему свои кошельки, часы и все, что имели. Митрофанов принял и сразу возвратил им все обратно. Подбежавшие наши солдаты хотели было их в ярости изрубить, но Митрофанов встал перед ними и сказал: «Нет, ребята! Я простил их. Пусть и француз знает, что русское слово твердо».
Вскоре Митрофанов был представлен Суворову. На его вопрос: «Кто тебя научил быть к врагу великодушным?» отвечал: «Русская азбука — С.Т. (слово, твердо) и словесное Вашего Сиятельства нам поучение. Солдат — христианин, а не разбойник». С восторгом обнял его полководец и тут же на месте произвел в унтер-офицеры.

…ЗАПРЫГИВАЛ НА ЗАБОР И КРИЧАЛ «КУКАРЕКУ!»

«Меня хвалили цари, — признавался в конце жизни Суворов, — любили воины, друзья мне удивлялись, ненавистники меня поносили, при дворе надо мною смеялись. Я бывал при дворе, но не придворным, а Эзопом: шутками и звериным языком говорил правду. Подобно шуту Балакиреву, который был при Петре Первом и благодетельствовал России, кривлялся и корчился».
Действительно, русский генералиссимус любил и ценил шутку, и сам охотно, шутки ради, устраивал «представления»: ползал «аки конь» перед строем солдат на карачках — объяснял новичкам тактику передвижения. Или: запрыгивал на забор, хлопал себя по бокам руками и кричал «Кукареку!.. Кукареку!..» — будил заспавшихся офицеров.
Однажды свора деревенских собак стала лаять на проходившее долгим маршем войско. Суворов, чтобы подбодрить уставших, соскочил с коня, встал на четвереньки и принялся в ответ лаять на собак…
Поиграть с детишками в бабки или с женами своих генералов — в фанты, покататься на качелях или же — с горки на санках — для Суворова это было любимейшее времяпрепровождение. Надо сказать, что такого рода странностей в его привычках и поведении было много, и все, кто хорошо знал его, не удивлялись этому, но, напротив, даже пытались ему в чем-то подражать.
Особенно любил он переодеваться в солдатский мундир и приходил в восторг, когда его не узнавали. Однажды некий сержант, посланный к Суворову с важными бумагами, обратился к нашему «солдату»: «Эй, старик! Скажи, где пристал Суворов?» — «А черт его знает», — отвечал Суворов. «Как! — вскрикнул сержант, — у меня к нему срочный пакет». — «Не отдавай, — отвечает Суворов, — он теперь где-нибудь валяется мертвецки пьян, или горланит петухом».
Тут сержант поднял на него палку и закричал: «Моли Бога, старикашка, за свою старость! Не хочу рук об тебя марать. Ты, видно, не русский, раз так ругаешь нашего отца и благодетеля!». Суворов втиснул голову в плечи и дал стрекоча от грозного сержанта…
Через час возвращается он в штаб и видит там того самого сержанта. Сержант, признав в «солдате» Суворова, бросается ему в ноги, но Суворов жестом останавливает его, обнимает и говорит: «Ты доказал любовь ко мне на деле: хотел поколотить меня за меня же!» И собственноручно преподносит бравому сержанту чарку водки.

ВБЛИЗИ ОГНЯ

Непонятно, как человек, привыкший по утрам окачиваться холодной водой, выпарившись в бане, бросаться в реку или в снег, не носивший никогда даже в самый лютый холод шубы, кроме мундира, куртки и изодранной родительской шинели — мог в горнице переносить ужасную теплоту. Подобно крестьянам, он любил быть в полном «неглиже». Многие его подчиненные страдали в его теплице.
Однажды один из его генералов, находясь в жарком, как баня, штабе, закапал потом донесение, причем не самого приятного содержания. Генерал стал извиняться, но Суворов его остановил: «Ничего, ничего. В Петербурге скажут или что ты до поту лица работаешь, или что я окропил сию бумагу слезою. Ты потлив, а я слезлив».
В другой раз австрийский генерал Цах распалился в натопленном помещении до того, что снял с себя галстук и мундир. Суворов бросился его целовать со словами: «Люблю, кто со мною обходится без фасонов» — «Помилуйте, — воскликнул тот, — здесь можно сгореть». «Что делать — отвечает Суворов, — ремесло наше такое, чтобы быть всегда вблизи огня, а потому я и здесь от него не отвыкаю».
Екатерина, узнав, что Суворов ездит и ходит в ужасные трескучие морозы в одном мундире, подарила ему черную соболью шубу. Суворов дар принял с большим благоговением и… всегда возил эту шубу с собою в карете, аккуратно держа ее на коленях, но так никогда ее и не надев.

КАК ПОБЕДИТЬ ЖЕНЩИНУ?

Суворов, воин от мозга до кончиков ногтей, не всегда был ловок в обращении с женщинами. Поначалу он и вовсе их пугался, не зная, как себя с ними вести и о чем говорить. Позднее непобедимый стратег выработал для себя наиболее выигрышный, как ему казалось, стиль поведения, а именно: общаться с женщиной — значит, говорить ей комплименты! И, надо признаться, этот блестящий маневр имел полный успех.
Однажды в Варшаве, вскоре после ее капитуляции, Суворов принимал у себя многочисленное собрание. Среди польской знати было немало явных и тайных недоброжелателей русского полководца, да и простые поляки смотрели на него с настороженностью.
И вот, во время приема Суворов разглядел в толпе одну очень красивую даму. Он тотчас же бросился к ней и, преклонив перед ней колени, воскликнул: «Что вижу я? О, чудо из чудес! На прекраснейшем небе два солнца!» Затем он, как пишет современник, «протянул два пальца к ее глазам и ну ее целовать!»…
Раздался смех, сердца поляков растаяли, а сердце красавицы наполнилось благодарностью. После этого на всех балах и парадах она старалась попасться ему на глаза и повсюду говорила о нем только в самых возвышенных тонах.
Беседуя с дамами, Суворов всегда уменьшал их годы. Так в Милане, когда одна тридцатилетняя мать представила ему свою двенадцатилетнюю дочь, он притворился, будто не верит: «Помилуйте, сударыня, вы еще сами молоденькая, прелестная девушка!». А когда узнал от нее, что она с мужем в разводе, то воскликнул: «Я еще не видел в свете такого чудовища! Покажите мне его!»
Как видим, полководец умел побеждать не только мужчин…

КАК ПЛЮС И МИНУС

Счастливый в бою, в личной жизни полководец счастья, похоже, так и не узнал. Ему уже было за сорок, а он еще не был женат: служба, постоянные военные походы. На ухаживание и прочее просто не оставалось времени. Но отцу его уж очень хотелось понянчить внуков, вот и подыскал он сыну невесту по имени Варвара. С ней, не долго думая, и отправился Александр Васильевич под венец.
Он был старше ее на 20 лет, и они были разные, как плюс и минус. Он умен, начитан, талантлив. Она ленива, глуповата, обжорлива… Да к тому же еще, как говорят в народе, «на передок слаба».
Суворов, узнав об измене жены, стал добиваться развода с ней, а она, в свою очередь, потребовала от него за это материального возмещения. Сначала — уплатить ее долги (20 тысяч рублей), а затем выдать еще 150 тысяч. Эта сумма превышала трехгодичный доход Суворова от всех его имений.
Всю нежность своего сердца он перенес на детей, в особенности на дочь Наташеньку. Но и она не стала ему отрадой в жизни. Сын Аркадий пошел в отца, был блестящим офицером, отличался смекалкой и отвагой. Но, к сожалению, ненадолго пережил отца. Командовавший дивизией Аркадий Суворов утонул в реке, спасая — кого бы вы думали? — своего кучера.

МИЛОСЕРДНЫЙ И ВЕЛИКОДУШНЫЙ

Александр Васильевич не мог увидеть бедного или нищего, чтобы не сделать ему подаяния.
Однажды, во время обеда, в избу, которую Суворов избрал своим штабом, вошел девяностолетний нищий, приходивший ежедневно к хозяйке дома за подаянием. Увидя многочисленное собрание, он испугался и хотел было уйти, но Суворов вскочил, усадил его за стол и принялся угощать. Тотчас же приказал выдать ему несколько червонцев и велел присутствующим офицерам сделать складчину.
Русские щедры: старец со слезами признательности удалился. «Добрые друзья мои! — воскликнул Суворов, — Кто теперь благополучнее, этот старец, получивший от нас дары, или мы, подкрепившие болезненную его дряхлость? Только тогда, когда человек простирает на помощь ближнему руку, уподобляется он Творцу».
В другой раз, когда у него просил милостыни здоровый мужик, он велел купить ему топор, сказав: «Руби дрова: не умрешь с голоду».
Из примеров, рассказывающих о необыкновенном великодушии полководца, можно было бы написать целую книгу. Вот еще один пример. Во время пребывания в Херсоне, Суворов познакомился с сестрой знаменитого адмирала Круза. От нее он узнал, что ее муж, капитан первого ранга Вальранд, разжалованный навечно в матросы, тяжело переживает случившееся.
Тронутый несчастным положением благородной дамы, он демонстративно оказывал всяческие знаки внимания супруге опального офицера, а в день своего отъезда в армию, садясь в кибитку, сказал ей: «Молись Богу. Он услышит твою молитву!»
И, по взятии Варшавы, Суворов пишет в Петербург: «Знаю, что Матушка-Царица меня наградит. Но величайшая для меня награда — помилование Вальранда». Екатерина не могла не исполнить просьбу лучшего ее полководца: Вальранда восстановили в прежнем звании и должности.

«ДО ПЕРВОЙ ЗВЕЗДЫ НЕЛЬЗЯ!»

Один из его биографов утверждал, что жизнь Суворова полностью укладывалась в десять заповедей и нагорную проповедь: не было ни одного завета Христа, который бы он своим поведением не исполнил. Еще один уникальный случай!
Хотя… была все-таки у этого достойнейшего человека одна маленькая слабость. Впрочем, вполне простительная: шибко любил Александр Васильевич получать всякого рода награды и знаки отличия. Прямо таки млел от счастья, получая очередной орден или звание, а однажды даже пустился в пляс, узнав о новой награде, — и где? — в католическом соборе!
Хорошо известен курьез, случившийся на торжественном обеде у Екатерины Второй. Обидевшись на императрицу за ее невнимание к себе (не получил ожидаемого ордена), Суворов ничего не брал со стола и демонстративно разглядывал потолок.
Екатерина поинтересовалась, от чего это граф Суворов ничего не ест. «Так ведь пост, матушка. До первой звезды нельзя!» — ответствовал Суворов и опять уставился в потолок — мол, знай-понимай: жду, когда первая звезда на «небе» появится… Екатерина сняла с себя орден и вручила «постящемуся»…
С суворовскими наградами связан еще один курьез, менее известный. Императору Павлу I, наследнику Екатерины, приглянулась смазливая прачка. Недолго думая, он в тот же вечер приказал арестовать ее и доставить во дворец.
Среди ночи в честь обмершей от страха девушки загрохотали над Санкт-Петербургом залпы артиллерийского салюта. Чтобы придать происшествию благопристойный вид, бывалые министры наутро печатно известили горожан об очередном успехе воинов Александра Суворова в Италии. Те действительно одерживали победу за победой, так не все ли равно — победой больше, победой меньше...
Государь остался доволен министрами. За мнимую «победу» утвердил даже награды и чины. Срочно был подготовлен указ, но впопыхах название места, близ которого была якобы одержана Суворовым виктория, взяли не из Италии, а... из Франции.
Так полководец получил награду за... любовную интрижку Павла I.

http://storyfiles.blogspot.co.il/2016/02/blog-post_60.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий