04.03.16

Легендарная атака советской подлодки

В 1968 году, в разгар варварских бомбардировок Соединенными Штатами Америки Вьетнама, командир советской атомной подводной лодки К-10 получил приказ выйти на перехват лучшего американского авианосца «Энтерпрайз» и уничтожить его… условно.

Приказ на перехват

Когда капитан второго ранга Николай Иванов получил приказ выйти на перехват американской авианосноударной атомной группы, он почувствовал себя героем сказки «Конек-Горбунок», которому царь дал заведомо невыполнимое задание.
– Хотя Иванушке было легче, – говорит контр-адмирал в отставке Николай Тарасович Иванов, – в его распоряжении был шустрый и бесшумный Конек. У меня же атомоход К-10 – самая шумная из всех атомных субмарин первого поколения. Подводники прозвали эти подлодки «ревущая корова». И это притом, что по другую сторону «фронта» были американские гидроакустики, чья аппаратура позволяла засекать за сто миль любую подводную цель. Тем более такую, как атомоход К-10.

Наперерез армаде

Итак, в Южно-Китайском море в сопровождении трех атомных кораблей – ракетного крейсера «ЛонгБич», фрегатов «Бейнбридж» и «Траксан», а также нескольких эсминцев – на всех парах идет атомный авианосец США «Энтерпрайз» с 90 самолетами на борту.
Авианосец был чемпионом американского флота по числу боевых вылетов в день – 177. Его называли «королем океанов», им гордились, им устрашали…
Именно «Энтерпрайз» был брошен в 1962 году в Карибское море как главный козырь в политической игре вокруг Кубы и советских ракет. Ко всему прочему экипаж «Энтерпрайза» обладал боевым опытом войны против Вьетнама.
Да и вся королевская рать была не просто случайным сборищем кораблей, а высококлассной эскадрой, которая в 1964 году сумела обогнуть земной шар в совместном кругосветном плавании.
И вот наперерез этой атомной армаде брошена единственная оказавшаяся в относительной близости атомная подводная лодка с крылатыми ракетами надводного старта. При этом русская субмарина не просто должна вести слежение, она должна атаковать… хотя и условно. «Ревущая корова», шумевшая под водой «на пол-океана», двигалась на перехват «короля»! Капитан второго ранга Иванов не мог знать, что два года назад Пентагон с одобрения президента США разрешил командирам авианосноударных групп уничтожать в мирное время советские подлодки, обнаруженные в радиусе ста миль от «Энтерпрайза»…

На пределе

Голову, однако, Иванов вешать не стал, хотя общий взгляд на ситуацию не внушал оптимизма. Чтобы выйти на перехват быстроходных кораблей, надо было преодолеть более 1500 километров. На такой дистанции любое, даже самое незначительное отклонение от курса приводит к смещению точки встречи на десятки миль, а площадь района нахождения цели превышала полмиллиона квадратных миль. Тем более что данные о первоначальных координатах цели, переданные из Москвы, уже устарели. А уточнить их с помощью самолетов-разведчиков не было ни малейшей возможности. Над Тихим океаном бушевал шторм, и погода была стопроцентно нелетной.
И все же Иванов решился на погоню.
– Я надеялся, что посылки американских гидролокаторов мы услышим миль за сто и точно наведемся на них, – вспоминает Иванов.
Но был еще один риск – чтобы перехватить американскую эскадру, надо было в течение полутора суток идти на максимальных скоростях. А это предельное напряжение всех механизмов в условиях, когда любая авария может стать радиационной. И все же Иванов принял решение идти на максимально возможном ходу – 28 узлов (около 50 километров час)…
Помимо прочего, давило на душу и то, что именно в этом районе всего лишь три месяца назад бесследно исчезла подводная лодка К-129. Иванов хорошо знал ее командира – капитана второго ранга Кобзаря, да и многих офицеров. Но лодка сгинула, и думай что хочешь.
А кружить над подводной могилой товарищей и не думать об этом – было невозможно.

Задача для смертников

1968 год – один из самых опасных в послевоенной истории мира. Еще не погасли толком угли военного конфликта на Ближнем Востоке. Одна за другой погибали в морях по неизвестным причинам подводные лодки – советская К-129, американская «Скорпион», израильская «Дакар», французская «Минерва»… В плену у северокорейцев находился экипаж американского разведывательного корабля «Пуэбло». Советские танки вошли в Прагу. Американские авианосцы яростно бомбардировали Вьетнам и готовы были порвать любого вставшего у них на пути.
А капитан второго ранга Николай Иванов продолжал вести свой ракетный атомоход в полном неведении о том, что ждет его в точке пересечения курсов… При этом он прекрасно понимал, что с кораблями воюющей державы шутки плохи. Близко подходить к ним, а уж тем более отрабатывать по ним учебные атаки смертельно опасно. Но именно такая задача и была ему поставлена: перехватить «Энтерпрайз» и условно уничтожить его ракетным залпом. В военное время это была бы самоубийственная задача. Атомоходы 675-го проекта могли запускать свои крылатые ракеты только из надводного положения. Дай бог успеть выпустить последнюю ракету до того, как на тебя обрушится огненный шквал ответного удара! А уж о погружении и думать не приходилось. Задача для смертников…

Под прикрытием «Дианы»

Однако у Иванова был свой расчет. В нужный район надвигался мощный тайфун «Диана». А это значило то, что противолодочные самолеты в воздух не поднимутся. Так оно и вышло. Однако легче не стало. Даже на глубине ощущалось могучее дыхание океана. Переносить качку в тесных и душных корабельных рубках было очень тяжело. А каково же было тем, кто находился наверху, на вздыбленных волнах? Американские командиры буквально голосили в эфире, сообщая флагману о том, как тайфун калечит их корабли. Все это советские радисты услышали в эфире, как и то, что американцы резко понизили скорость движения, а значит, то же самое должна была сделать и русская субмарина. Уменьшив скорость, Иванов значительно снизил шумность турбин: шансы на незаметное подкрадывание повысились. А уже к вечеру акустики К-10 услышали в своих гидрофонах протяжные звуки – это работали гидролокаторы «Энтерпрайза», зондировавшие глубины. Иванов вышел на рубеж ракетной атаки.

Бесшумная атака на «Энтерпрайз»

Конечно, можно было бы провести ее условно, просчитать все нужные параметры, красиво нарисовать схемы, а потом представить отчеты начальству. Но ведь реальная атака была неосуществима, и если бы Иванову пришла в голову дикая мысль – всплыть и привести ракеты в боевое положение, то ураган «Диана» просто бы снес поднятые контейнеры с ракетами. А если бы и в самом деле – война?.. Так и уйти ни с чем, списав отказ от атаки на погоду? Вот тогда-то капитан второго ранга Иванов и решил выйти на дистанцию торпедного залпа! А это значит, что нужно подойти к цели намного ближе, чем при ракетном пуске.
Под прикрытием тайфуна, рискуя быть уничтоженной в случае обнаружения, «ревущая корова» прорвала кольцо охраны «короля океанов». А дальше, перейдя на режим минимальной шумности, «десятка» вышла на рубеж торпедной атаки. В торпедный автомат ввели данные о цели: курс, скорость, осадка…
В реальном морском бою торпеда с ядерным боезарядом уничтожила бы не только плавучий аэродром, но и все корабли его охранения. Капитан второго ранга Иванов выполнил свое боевое предназначение, но на этом приключения подводников не кончились.

В мертвой зоне

– Мы находились буквально внутри армады. «Энтерпрайз» практически накрыл нас своим днищем. Разумеется, мы находились на безопасной глубине, ни о каком столкновении не могло быть и речи, – продолжает Николай Тарасович. – Я мгновенно оценил преимущество нашего нового положения – мы находимся в мертвой зоне американских гидролокаторов, к тому же шум гребных винтов авианосца надежно прикрывает наши шумы. Мы неслышимы для кораблей охранения и невидимы для них. И я принял решение идти под «Энтерпрайзом» до тех пор, пока это возможно. Однако было опасение, что мои люди устали после дикой гонки и напряженнейшего перехода. Но тут замполит, капитан третьего ранга Виктор Агеев объявил по трансляции: «Товарищи подводники, сейчас мы находимся под днищем самого крупного американского авианосца…» И тут слышу в отсеках: «Ура!» Вот такие наши матросы, с ними нигде не пропадешь!

Под днищем проигравшего «короля»

И они не пропали. Тринадцать часов кряду шла ракетная атомная подводная лодка под авианосцем «Энтерпрайз»! Это был высший подводный пилотаж. Экипаж четко выдерживал безопасную глубину и курс. Несмотря на мощный шум авианосца (воду над лодкой молотили восемь гребных винтов, и выли восемь турбинных установок), акустики сумели взять пеленги на все корабли охранения.
Иванов провел еще серию торпедных атак – и по атомному крейсеру, и по атомным фрегатам, и по эсминцам. Более того, акустики записали на магнитофон характерные шумы всех кораблей АУГ.
И лишь когда шторм пошел на убыль, а авианосная эскадра прибавила скорость, Иванов скрытно вышел за пределы зоны обнаружения.

Подвиг командира и экипажа

Подводная лодка К-10 благополучно вернулась на родную базу на Камчатке – поселок Рыбачий. Экипаж Иванова встретили как положено после «автономки» – с оркестром. Потом начальство долго выясняло, не было ли со стороны командира лихачества и неоправданного риска. Схемы маневрирования изучались в штабе Тихоокеанского флота (во Владивостоке), и наконец дело дошло до Главного штаба ВМФ в Москве. В маневрировании подводного ракетоносца никто не смог найти ничего предосудительного. В Рыбачий пришел вердикт: капитана второго ранга Иванова и других отличившихся подводников наградить!
36-летнего командира представили к званию Героя Советского Союза. Его подвиг оценили все, кроме… политработников. Начальник политуправления наложил свою резолюцию: «Иванов – командир молодой, и все награды у него впереди».
А за свою немыслимую и, как стало ясно теперь, легендарную атаку на «Энтерпрайз» Иванов был награжден аж… тремя биноклями: от командира эскадры, командующего Тихоокеанским флотом и Главкома ВМФ СССР.

ussr-kruto.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий