01.07.16

СЕТЕВАЯ УГРОЗА: ОТРАБАТЫВАЮТСЯ НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Антон Брюков

То, что против России ведется сетевая война, знают многие. Но не все понимают, что такое информационные войны, являющиеся частью сетевых технологий, включающих работу не только в он-лайн, но и в офф-лайн сетях. Англосаксы использовали методы информационной войны в том числе против России еще задолго до появления сети Интернет. Трактаты и слухи русофобского характера появились сразу с геополитическим укреплением России во времена Ивана Грозного. Параллельно с информационной войной наши противники использовали политику яда и кинжала, избегая прямого военного столкновения. Но только с появлением сети Интернет информационные войны вышли на тотальный и глобальный уровень.
Информационная война имеет два компонента - активный и пассивный. Под пассивным компонентом мы имеем в виду постоянное навязывание ценностей и идей, противоречащих культуре и традициям цивилизаций, на территориях которых ведется информационная война. Сергей Кара-Мурза в книге «Манипуляция сознанием» выделяет основные признаки манипуляции: «Во-первых, это - вид духовного, психологического воздействия, а не физическое насилие или угроза насилия. Мишенью действий манипулятора является дух, психические структуры человеческой личности.
Одной из первых книг, прямо посвященных манипуляции сознанием, была книга социолога из ФРГ Герберта Франке «Манипулируемый человек» (1964). Он дает такое определение: «Под манипулированием в большинстве случаев следует понимать психическое воздействие, которое производится тайно, а, следовательно, и в ущерб тем лицам, на которых оно направлено. Простейшим примером тому может служить реклама».
Итак, во-вторых, манипуляция - это скрытое воздействие, факт которого не должен быть замечен объектом манипуляции. Как замечает Герберт Шиллер, «для достижения успеха манипуляция должна оставаться незаметной. Успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее естественно и неизбежно. Короче говоря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой её присутствие не будет ощущаться». Когда попытка манипуляции вскрывается и разоблачение становится достаточно широко известным, акция обычно свертывается, поскольку раскрытый факт такой попытки наносит манипулятору значительный ущерб. Ещё более тщательно скрывается главная цель - так, чтобы даже разоблачение самого факта попытки манипуляции не привело к выяснению дальних намерений. Поэтому сокрытие, утаивание информации - обязательный признак, хотя некоторые приемы манипуляции включают в себя «предельное самораскрытие», игру в искренность, когда политик рвет на груди рубаху и пускает по щеке скупую мужскую слезу.
В-третьих, манипуляция - это воздействие, которое требует значительного мастерства и знаний. … Если же речь идет об общественном сознании, о политике, хотя бы местного масштаба, то, как правило, к разработке акции привлекаются специалисты или хотя бы специальные знания, почерпнутые из литературы или инструкций. Поскольку манипуляция общественным сознанием стала технологией, появились профессиональные работники, владеющие этой технологией (или её частями). Возникла система подготовки кадров, научные учреждения, научная и научно-популярная литература. … Ещё важный, хотя и не столь очевидный признак: к людям, сознанием которых манипулируют, относятся не как к личностям, а как к объектам, особого рода вещам. Манипуляция - это часть технологии власти, а не воздействие на поведение друга или партнера».
До появления сети Интернет сфера деятельности манипуляции сначала ограничивалась печатными источниками, затем СМИ. В эпоху глобализации, в которой Интернет играет главную роль, манипуляция стала всеобъемлющей. В информационном обществе манипуляция - константа нашей жизни. Каковы же цели манипуляторов? С одной стороны речь идет о продвижении идеалов глобалистов. Насаждение таких «ценностей», как космополитизм, либерализм, мультикультурализм и осмеяние, очернение базовых идеалов любого здорового общества - взаимопомощи, любви к Родине и традиционных семейных ценностей. Таким образом, речь идет об изменении картины мира у манипулируемого.
Разработанная Западом массовая культура, точнее, лишь «суррогат культуры», во многом нашла отклик и среди российских граждан, объединившихся под лозунгами либерализма и национализма как разных форм европоцентризма. Носитель чуждой идентичности смотрит на мир чужими глазами, и, сам того не понимая, может совершить предательство, ибо манипулировать его действиями значительно легче. Если вникнуть в трагические события на территории теперь уже бывшей Украины, то придется признать, что к ним привело отсутствие внятной культурной политики как в самой России, так и в Украине. Разрушая нашу единую культуру, враг подготавливал почву для развертывания войны против русскоязычного населения «Незалежной». Недооценивать этот фактор и повторять ошибки последних двадцати лет просто преступно.
Запад сегодня является главным пропагандистом гедонистической, эгоцентрической и европоцентристской пост-человеческой культуры. Агрессивно навязывая свои ценности человечеству, США стремятся уничтожить зарождающийся многополярный мир. Связать всех в унитарную безликую массу и взрастить предателей, которых в нужное время можно будет использовать в информационных войнах и «оранжевых» революциях. Константин Леонтьев называл такого человека «средний европеец». В частности, стоит обратить внимание на его статью «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения».
Ещё один важный пункт повестки дня глобалистских элит - это пропаганда деградации и порока, разрушение традиционной гендерной идентичности, традиционных социальных связей. Эта программа приведет к созданию предельно атомизированного, легко манипулируемого населения, а заодно поможет власть имущим глобалистам претворить в жизнь их план по сокращению населения.
Помимо изменения идентичности информационная война предполагает ещё и горячую, или активную, фазу. Она включает два этапа: изучение Интернет-пространства общества государства-мишени, выявление противоречий в обществе и разработка стратегии - как превратить эти противоречия в контролируемый хаос.
Второй этап - собственно информационный удар. Он проводится через социальные сети, в особенности через глобальные - такие как Facebook, Twitter, Instagram. Через цикл такого воздействия прошли Ливия, Сирия, Украина. Информационный удар в этих странах стал предтечей катастрофы. Процесс происходит следующим образом: в социальных сетях выделяются и акцентируются те посты, или картинки (в случае Instagram), которые представляют собой конфликтогенную информацию. Далее информация объединяется в поток и подается в том ключе, в котором её удобно раскрутить в обществе. Управляя такими потоками, можно управлять определенным сегментом общества, к примеру, радикальными националистами. Далее находится или создается повод (провокация), вызывающий яркое общественное недовольство. Затем можно произвести вывод людей на улицы - опять же через социальные сети. Экстремисты и маргиналы легко и некритично воспринимают такую информацию и направляют свою энергию на задаваемую цель - по сути, выполняя военное задание, но не зная, кто ими руководит.
Директор Центра геополитических экспертиз, член Общественной палаты РФ Валерий Коровин поясняет в статье «Когда ядерное оружие бессмысленно: эффективность и дешевизна сетевой войны»: «Задача - перемешать, для того чтобы насадить западные, либеральные ценности, в основе которых лежит индивид, то есть атомизированная личность. Чтобы получить на выходе такую личность, нужно разрушить коллективную субъектность, которая лежит в основе социального устройства всё ещё традиционных государств и народов.
Для этого включаются процессы перемешивания в соответствии с теорией управляемого хаоса - один из теоретиков этой концепции американский стратег, ученый Стивен Манн. Внешне события развиваются как будто сами по себе и носят хаотический характер, но все равно в конечном итоге разнородные, турбулентные процессы приходят к конечной, заранее определенной точке, к заранее определенному финалу, несмотря на как бы совершенно сумбурное протекание этих процессов.
Таким образом, привнесенный извне хаос приводит к заданному результату. Ближний Восток включился в процесс перемешивания социального пространства для установления там американской демократии. Это пространство должно быть раздроблено и атомизировано. Только в таком случае оно может стать восприимчивым к американским либеральным ценностям. В таком виде, в котором Ливийская Джамахирия существовала при Муаммаре Каддафи, она никак не могла воспринять ценности американской демократии. Это касается и Сирии, в которой реализуется повторение ливийского сценария, и других стран Ближнего Востока».
Некоторые политики США открыто называют Россию своим главным врагом. Противостояние между Россией и США неизбежно. Это вытекает из логики геополитики. После Крыма США будут переходить и уже переходят к более решительным действиям в отношении России. Как и в случае с Украиной, «либеральное движение» в России годится скорее для информационного давления; есть все основания полагать, что главной движущей силой американских стратегов против России станет союз националистических радикалов как ударной силы и либералов в качестве информационного прикрытия.
С другой стороны, на Юге России есть существенный риск роста подогретого Западом так называемого исламского фундаментализма. Большую роль в этом может играть ИГИЛ (сетевое «государство» эпохи постмодерна). Надо понимать, что к традиционному исламу экстремизм имеет такое же отношение, как «русский национализм» к настоящим традиционным русским ценностям. То есть - никакого. Эта гремучая смесь вполне может стать серьезным детонатором конфликта внутри страны. Острие критики будет направлено на президента Российской Федерации Владимира Путина и его проекты по Евразийской интеграции и сотрудничеству стран БРИКС.
Самое тревожное, что имеются явные признаки сбора информации по России.
25 июня 2015 года в Москве на базе Института дизайна и архитектуры «Стрелка» состоялась открытая лекция экспертов Центра Беркмана по изучению Интернета и общества Гарвардского университета Брюса Этлинга и Роберта Фариса на тему «Влияние Интернет-технологий на политику».
Брюс Этлинг возглавляет проект Интернета и Демократии в Центре Беркмана Гарвардского университета. До этого он руководил офисом USAID в Кабуле (Афганистан) и осуществлял работы в рамках программ USAID в России и Камбодже, ранее работал в IREX по программе развития медиа-среды. Сейчас Этлинг ведет исследования по блогосферам Ирана, Арабского мира, России - и, что актуально, - российско-грузинского конфликта.
Его коллега Роберт Фарис является директором по исследованиям центра Беркмана. Специализируется на изучении методов регулирования Интернет-контента, государственной цензуры и практики государственного надзора за киберпространством более чем в 60 странах мира, а также их взаимосвязь с политическими процессами. Кроме этого Фарис сопутствует разработке и продвижению технологии OpenNet, способствующей обходу блокировок и запретов медиа-контента, а также использования современных средств шифрования данных для минимизации контроля над Интернет-трафиком со стороны государственных органов.
Помимо России Этлинг и Фарис проводили анализ взаимодействия Интернета и общественно-политических процессов в таких странах, как Египет, Саудовская Аравия, Бахрейн и Китай. В этих странах совершенно разные экономические условия и политические режимы. Был описан «инструментарий» Интернет-технолога: приложения, с помощью которых можно организовывать коллективные действия гражданских активистов, подходящие свойства Интернет-платформы Твиттер, а так же упомянуты страны с жесткой Интернет-цензурой. Надо отметить, что формат «противоборства диктатуре» шагнул далеко от известной методички Джина Шарпа, хотя принцип остался прежним, изменились лишь технологии.
В своей книге «От демократии к диктатуре» Шарп описывает метод свержения неугодных США режимов, которые обозначены как «диктатуры». «Демократиями» же названы марионеточные проамериканские правительства. Развитие социальных сетей позволило вывести манипуляцию на новый уровень. Примеры результатов - убийство Каддафи и уничтожение Ливии как государства, переворот на Украине и развязывание хунтой кровавого конфликта в Донбассе.
Ранее, 24 июля, на базе НИУ «Высшая Школа Экономики» эти же американские эксперты провели лекцию на тему «Картография бесед и сообществ Интернет-среды Twitter. Сравнение исследований в четырех странах».
Примечательно, что в этот же день в Москве прошло заседание «Клуба любителей Интернета и общества» в офисе центра изучения Интернета и общества при Российской Экономической Школе. Американцы рассказали о конструировании и реализации политики в области информационных технологий в сфере Интернета, а так же об участии в нём социальных слоёв общества. Члены московского Центра Изучения Интернета и Общества также провели доклады об аналогичном российском опыте и его соотношениях с международной практикой.
23 июня 2015 указанные эксперты проводили лекцию о новых технологиях в сфере медиа в Американском центре при Библиотеке иностранной литературы.
Эти мероприятия проходили в рамках партнерского проекта московского Центра Изучения Интернета и общества при Российской экономической школе и Центра Беркмана по изучению Интернета и общества при Гарвардском университете. Финансовая поддержка осуществлялась в рамках Программы российско-американского партнерского диалога.
Роберт Фарис и ряд других специалистов центра Беркмана провели такое же подробное исследование, названное «Публичный дискурс в Российской блогосфере: анализ политики и мобилизации в Рунете» (2011). В нём после подробного анализа блогосферы и других русскоязычных ресурсов авторы производят анализ наиболее конфликтогенных и острых вопросов и проблем российского общества.
Результатом последующей деятельности экспертов стала работа «Россия, Украина и Запад: соотношение социальных медиа к протестам на Евромайдане» (2014).
Эта же группа учёных подробно изучала такие явления, как «Арабская весна», «Оккупай Уолл-Стрит», демонстрация в Гонконге.
На основании этой информации можно сделать вывод, что США пристально изучают российскую информационную сферу с целью выявления «болевых точек». Учитывая политические методы Вашингтона, становится очевидно, что это не просто научные изыскания, но подготовка информационного удара по России. Член Изборского клуба Андрей Фурсов в одном из своих выступлений отметил, что особенность англосаксонской мысли - это изучение объекта с целью его уничтожения. США изучают другие страны не как «зоолог», изучающий «устройство слона», но как охотник, изучающий как убить жертву с одного выстрела.
Против России развернута информационная война. Достаточно очевидно, что в сложившейся геополитической ситуации эта война - лишь часть направленной против России агрессии. Тем не менее, очень важная часть. Наше общество должно быть бдительно и критически относиться к любой информации, особенно с политическим окрасом - тем более в сети Интернет. Следует научиться отделять реальность от вражеской пропаганды и трезво смотреть на вещи.
Необходимо понимать, что сетевой экстремизм может привести к очень серьезным последствиям в реальной жизни. Наш долг - не допустить этого.

katehon.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий