07.07.16

Право на страну

Захар Прилепин

Давайте признаемся себе: российская власть «леветь» не собирается. Во власти есть неплохие ребята, но все они родом из 90-х, и любое упоминание о социализме их пугает.
Но в России живут миллионы людей, которые думают иначе. Или, в ближайшей перспективе, будут думать иначе — особенно если всё им объяснить.
Все нормальные люди в России желают свободной и достойной жизни. Но зачастую мы просто не можем разобраться, где эту достойную жизнь искать.
Мы вновь стоим, как в сказке, у камня на перепутье, и можно пойти налево, а можно направо.
Выдающие себя за самых продвинутых у нас в стране, так получилось, имеют окрас либеральный.
Один из них может быть хипстером, другой — модным журналистом, а третий — министром в правительстве. Внешне они отличаются, по сути — едины.
Эти ребята любят повторять, что быть левым — это значит: отнять и поделить.
Судя по всему, наши оппоненты воспринимают историю, как фильм, который можно извлечь из видеотеки и поставить.
Включил — и снова Ленин на броневике, ЧК, гражданская война, коллективизация, борьба с космополитами.
Но жизнь — не кино, её не переиграешь заново, даже если захочешь.
Лучше всего это поняли в Скандинавии. Там сказали: для нас нет отрицательных идей. Для нас нет, сказали там, всех этих глупостей на тему «мы знаем, чем всё это закончилось». Если работающие экономические идеи имеют отношение к социализму — значит, надо их брать на вооружение.
Так они взяли у СССР главное — госсектор на важнейших направлениях экономики и всеобщее социальное обеспечение. Взяли то, что впервые придумали в Советском Союзе, и чего к тому моменту не имела ни одна страна в мировой истории.
Меньше всего в скандинавских странах повторяли наши либеральные благоглупости о том, что «социализм надо строить, а капитализм только разрешить».
У нас — «только разрешили», полагаясь на саморегулирущийся рынок, конкуренцию и прочий «социал-дарвинизм» — и вышло так себе. Там строили, и у них получилось.
Почему?
Скажем, Норвегия нашла нефть, много нефти. Но добывают нефть государственные компании. Рынок защищён импортными пошлинами, а фермерство дотируется через систему квот.
Финское чудо построено за счёт прямого планового вмешательства государства в лесное хозяйство и судостроение.
Швеция — страна очевидным образом унаследовавшая всё лучшее в советской системе — имеет бесплатную медицину и образование. Треть населения работает в секторе государственной экономики. Там не стоит ребром вопрос «Кто работает — тот ест». Напротив, там процветает «уравниловка». Ну и налоговая система, по нашим российским меркам, просто зверская. Богатые платят много за общий достаток, такая у них судьба.
И лишь наша любимая страна пестует миллиардеров, слишком часто не замечает своих униженных и оскорблённых, пребывает в плену неолиберальных иллюзий, которые уже привели нас ко многим и многим последствиям катастрофическим. Причём за эти катастрофы не был наказан ни один либеральный деятель, и даже напротив, все они являются представителями властной или оппозиционной элиты, и все они при этом считают, что живут в «неправильной» стране, потому что правильный, красивый, успешный рыночный либерализм нам мешает построить плохой, недобрый, антилиберальный Кремль.
Отчего-то никто не задумывается о том, что либерально-капиталистические реформы, случившиеся на всём пространстве бывшего СССР и в ряде стран соцблока — в целом не удались нигде.
Латвия, Литва, Эстония, Грузия, Молдавия, тем более, когда-то богатейшая Украина — по большому счёту страны депрессивные, с уровнем жизни нисколько не выше, но гораздо ниже, чем в России. И в этих странах нет никакого российского Кремля! Напротив, там отличные либеральные советники, специалисты МВФ, товарищи из США, помощники из Великобритании, друзья из Германии.
Польша, Румыния, Болгария, страны бывшей Югославии — ни одна из них не демонстрирует успехов, которыми могут похвастаться страны «скандинавского социализма».
Разговоры о том, что режим у нас плохой, что у нас коррупция, на самом деле, зачастую уводят от главной темы.
Всё это есть, но первичным всё равно остаётся порядок вещей: у нас капиталистическая экономика, и точка.
Как сказал недавно мой товарищ: «Это не Россия, дружок, это капитализм».
Если не будем «леветь», мы не сможем исправить множество базовых вещей, нуждающихся в исправлении.
Власть с одной стороны занимается «славянофильским шарлатанством» (по Троцкому), с другой «подмораживает Россию» (по Победоносцеву) — но в целом люди, управляющие нами поддерживают сложившийся в 90-е статус-кво: когда богатые богаты и являются не русской национальной, а вненациональной финансовой элитой, а остальные получают свои минимальные дивиденды с того факта, что родились в России, и этого им якобы достаточно.
Нет, нам этого недостаточно.
Мы считаем, что имеем право на страну.
Что должна состояться разумная деприватизация. Что основные национальные богатства должны быть возращены народу — дабы пополнять общую казну, а не запасники фигурантов списка «Форбс».
Мы считаем, что ставка на низколобость и пошлость, имеющаяся сегодня в российских медиа и в российской, с позволения сказать, массовой «культуре» — вредоносна и чудовищна.
Ибо пошлость, как давно сказали умные люди, один из отличительных признаков дьявола.
Мы считаем, что государство осмысленно должно заниматься тем, что не принесёт ему видимой выгоды: русской деревней, заброшенными моногородками, инвалидами и сиротами, всеми теми забытыми и брошенными, забота о которых, спасёт в конце концов нас самих.
Мы считаем, что национальную элиту должны составлять учёные, воины, труженики — а не представители «развлекательного сектора».
Мы считаем, что государство должно исповедовать экспансию — культурную, но, если надо, политическую; и безусловно нести ответственность за каждого русского, и любого другого представителя России, попавшего в беду за пределами нашей страны. Тем более, за миллионы русских.
Мы считаем, что государство должно брать на себя сверхзадачи, потому что здесь, в России, живёт народ великой силы и великого потенциала.
В конце концов, только «левая экономика» может решиться на то, чтобы строить в России мир удивительный, немыслимый — к примеру, что-нибудь среднее между «византизмом» Константина Леонтьева, есенинским «почвенничеством» и миром ранних книг братьев Стругацких.
Мы взыскуем сильнейшего государства, создания научной и военной аристократии, науки, презирающей свою «пользу» и работающей на сверхидеи, отделённой от государства сильной и самостоятельной церкви, истово проповедующей аскезу и её придерживающейся — при внешнем благолепии церковного убранства, что является осознанной и разумной данью традиции.
Ну и, наконец, мы считаем, что всё перечисленное вовсе не вступает в противоречие с правильной, честной и достойной жизнью населения России.
Напротив, в сильном государстве живут сильные и спокойные граждане.
Но чтобы всё это свершалось, надо ждать «левых».
Будем ждать «левых».

svpressa.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий