13.10.15

Российско-шиитский альянс: новый центр силы?

Через 25 лет после вывода своих войск из Афганистана Москва снова направила свои войска за пределы границ бывшего СССР, начав военную операцию в Сирии против террористических и экстремистских группировок, выступающих за свержение режима Башара Асада. В условиях острого противостояния с Западом по Украине и введенных против РФ финансовых, экономических, военных и политических санкций такой шаг внешне выглядит не просто опасным, но почти самоубийственным. Тем более что действия Москвы подверглись резкой критике со стороны ведущих арабских и исламских стран, таких как Турция и Саудовская Аравия, а также богатого Катара. Организации «Братьев-мусульман» в Египте и Сирии объявили России священную войну джихад. С аналогичным заявлением выступил лидер Всемирного совета улемов (исламских богословов) шейх Юсеф аль-Кардави.
Правда, Россию поддержали другие важнейшие региональные игроки в Сирии: Иран и Ирак, а также Египет. Позитивно смотрят на это, хотя и публично не высказываются публично, Алжир, Тунис и те страны, которые стали или намечены стать очередными целями «цветных» революций, разработанных в США. Так чем же все это закончится для РФ, учитывая, что война в Афганистане способствовала распаду Советского Союза?
Зачем это нужно России?
По всем признакам, Россия приняла стратегическое решение бросить вызов Америке в планах ее господства на Ближнем Востоке. Несмотря на резко упавшие мировые цены на нефть и экономические санкции, направленные на противодействие российской политики на Украине, президент РФ похоже стремится расширить военную мощь Москвы, ее политический вес и экономическое влияние в регионе, длительное время находившемся в орбите влияния Вашингтона. Недавняя встреча Обамы и Путина в Организации Объединенных Наций не изменила этих реалий.
Конечно, пока что сравнивать наше участие в афганской войне и сирийском конфликте не совсем корректно. Сейчас в САР действует лишь небольшая группировка ВКС РФ в составе нескольких десятков боевых самолетов и вертолетов. Из Каспийского моря нанесен первый ракетный удар с боевых кораблей через территорию Ирана и Ирака по террористической инфраструктуре в САР. Москва всячески отрицает возможность направления в Сирию сухопутных войск, как это было в Афганистане. Но тогда встает логичный вопрос: а разве можно разгромить ИГИЛ и другие террористические группировки одними воздушными ударами? США и возглавляемая ими коалиция из 60 стран уже год бомбит позиции Исламского государства в САР и Ираке, только результатов почти нет. В свое время из России звучали заявления о том, что авиация не может уничтожить ИГИЛ без сухопутной операции.
Получается, что налицо противоречие? Или наша авиация намного мощнее американской и натовской? Конечно нет. Значит, одними ударами ВВС победы не добиться. А войска Москва не будет посылать. Так в чем тогда секрет? Тем более что с началом бомбардировок Саудовская Аравия, Турция и Катар нарастили помощь своим марионеткам в лице «Джабхат ан-Нусра», «Джейш аль-Фатих», «Джейш аль-Ислям», «Ахрар аш-Шам» и т.д. А Запад затаился и ждет, когда можно будет осложнить действия Москвы в Сирии. Более того, президент Турции Раджеп Эрдоган после двух инцидентов с российским истребителем Су-30, нарушившим турецкое воздушное пространство, пригрозил России разрывом дружественных отношений. По его словам, любое нападение на Турцию будет расцениваться как нападение на НАТО. По его словам, всем известно о хороших отношениях России и Турции, с которой она сотрудничает во многих сферах. Однако если дружеские отношения закончатся, российская сторона потеряет многое, и ей «следует знать об этом», предупредил Эрдоган.
Дело в том, что Москва не может допустить падение режима Баша Асада, поскольку это означало бы стратегический проигрыш в противостоянии с Западом и консервативными режимами Аравии, которые игрой на понижение нефтяных цен за год серьезно подорвали российскую экономику и продолжают это делать дальше. Кроме того, потеря САР означала бы, что Катар сможет проложить через территорию КСА и Иордании магистральной газопровод до сирийского побережья, а оттуда – в Южную Европу. Это сорвало бы все планы РФ по созданию южного экспортного маршрута газа в обход украинского транзита и сократило бы на 30-40% объем продаж газа в ЕС. Фактически, наши действия в Сирии по спасению Башара Асада – это война за выживание России как мощной и самостоятельной державы с независимой экономикой. Иначе – унизительная роль американского сателлита и смена нынешнего режима Владимира Путина на прозападно-либеральный, готовый послушно выполнять все приказы из Вашингтона и выполняющего функцию сырьевого придатка Запада.
Куда двигаться дальше?

Очень хочется верить, что в Москве понимают – ограничиться нынешней операцией ВКС в Сирии – это заведомо проиграть начатое дело. Единственный выход – двигаться дальше до достижения главного результата: вытеснения США с Ближнего Востока и подрыв консервативных режимов Аравии, прежде всего саудовского и катарского, которые быстро топят нашу экономику понижением цен на нефть и демпингом газа, играя на стороне Вашингтона. Но для этого нужно создать прочный военно-политический и экономический союз России со странами шиитской дуги: Ираном, Ираком, Сирией, Йеменом и способствовать переходу под их контроль районов с преобладающим шиитским населением: Бахрейн, Восточную провинцию Саудовской Аравии, саудовские южные провинции Наджран и Джизьян. Составной частью этого союза должна быть и ливанская Хизбалла. По своему стратегическому весу (население, территория, природные богатства, геополитическое положение и т.д.) этот союз превзошел бы многие другие объединения, куда входит РФ. А в сфере энергетики он бы стал силой, которая определяет мировые цены на нефть и газ, географию их распределения и использует энергетическое оружие для противодействия планам Запада по навязыванию его либеральных ценностей обществам с традиционной моралью, отвергающим прославление гомосексуализма и педофилии. Причем к нему наверняка присоединились бы Алжир, Египет, Тунис, Палестина и другие страны, уставшие от американо-ваххабитской гегемонии, а также этно-религиозные меньшинства – курды, друзы, исмаилиты, христиане и т.д.
Причем роль Ирана в шиитской дуге была бы ключевой, поскольку без иранских вооруженных сил невозможно победить на суше нынешних суннитских террористов в Сирии и Ираке. В этом и состоит ответ на вопрос – чем отличается нынешняя операция ВКС в САР от американо-натовско-ваххабитской коалиции. Главное – совершенно очевидно, что после нанесения ударов по наиболее чувствительным и важным объектам ИГИЛ и других террористических объединений должна последовать сухопутная операция с участием КСИР и подразделений иранской армии, перегруппировавшихся частей национальной армии Сирии, регулярной армии Ирака, отрядов курдской пешмерги Сирии и Ирака, военизированных шиитских и суннитских отрядов сил самообороны, воюющих на стороне законных властей Дамаска и Багдада. Их общая численность может вполне превысить 500 тыс. чел, а при военно-технической помощи РФ в виде современных танков, систем залпового огня, артиллерии, вертолетов, средств ПВО и т.д. они станут самой мощной вооруженной силой в регионе. Причем вытеснять ИГИЛ и прочих боевиков экстремистских группировок нужно на юг – в направлении Саудовской Аравии и Катара, которые и разожгли пламя «цветных» революций на Ближнем Востоке щедрым финансированием, поставками оружия и подготовкой боевиков, не говоря уже о злобной пропаганде телеканалов «Аль-Джазира» и «Аль-Арабийя». Учитывая состояние ВС Сирии и Ирака, понятно, что только иранская армия при участии советников российского Генштаба способна возглавить такого рода сухопутную операцию. Тем более что координация между российскими, иранскими, сирийскими и иракскими военными уже налажена, а в Багдаде активно функционирует информационный центр, призванный осуществлять обмен разведданными по террористическим организациям, а в будущем – преобразоваться в координационный центр по борьбе с терроризмом.
Что ждет ИГИЛ и ее союзников по терроризму?
Совершенно очевидно, что наземная операция шиито-российской военно-политической коалиции после того, как ВКС России уничтожат командные пункты, узлы связи, склады с оружием, мощности по производству взрывчатки, тренировочные базы и коммуникации антиасадовских сил, а боевики вынуждены будут перебазироваться на иракскую территорию, наступит момент, когда надо начинать масштабную наземную операцию по вытеснению террористов в Саудовскую Аравию. Это легко сделать, развернув наступление на них с севера, востока, северо-запада и с юго-востока, направив поток бегущих террористов через иракскую провинцию Анбар в саудовское королевство. Тех же, кто окопался южнее Дамаска, нужно гнать на территорию Иордании, где они проходили подготовку. Как только десятки тысяч хорошо вооруженных людей окажутся в КСА, наступит решающий момент битвы с терроризмом, когда будут уничтожены не только сами террористы, но и их спонсоры в лице Саудовской Аравии и Катара. ВС КСА и Катара не в состоянии оказать сколь-нибудь серьезное сопротивление отрядам ИГИЛ и т.н. умеренной оппозиции. Тем более если с юга по саудовской армии ударят хуситы и сторонники бывшего президента Йемена Али Абдалла Салеха. На Бахрейне неизбежно вспыхнет шиитское восстание (2/3 населения острова составляют шииты), равно как и в Восточной провинции КСА. Чтобы защитить шиитское население от зверств ИГИЛ и расправ саудовской армии, Иран совершенно справедливо вынужден будет прийти на помощь. В этих условиях Саудовская Аравия затрещит по швам и скорее всего развалится на 4-5 частей.
Шииты Восточной провинции и Бахрейна наверняка провозгласят свое независимое государство, равно как и сунниты Хиджаза, которые также дискриминируются ваххабитскими правителями Эр-Рияда. А Джизьян и Наджран – исторические области Йемена – вновь воссоединятся со своей родиной. Аль Саудам останется только Неджд и пустыня Руб эль-Хали, но туда и побегут боевики ИГИЛ в надежде хоть там закрепиться и создать халифат. В этих условиях катарский режим обречен, поскольку без помощи КСА он нежизнеспособен. Причем, в отличие от 1991 г. и 2003 г., когда США смогли легко одолеть Саддама Хусейна, на этот раз Вашингтон не спасет своих сателлитов в Аравии. Для этого придется высаживать армию численностью не менее 300 тыс. чел при участии натовских союзников, а потери в боях на земле, которые будут исчисляться тысячами, неприемлемы для Америки, привыкшей только к ударам с воздуха без потерь в живой силе. Да и куда высаживаться американским солдатам, если на саудовском побережье Персидского залива будет полыхать шиитское восстание, а в сердце аравийской пустыни будут сражаться боевики ИГИЛ, подготовленные американскими инструкторами и вооруженные американским оружием?
Выгодно ли это России? Более чем. Ведь крах Саудовской Аравии приведет к резкому взлету цен на нефть, вплоть до 150-200 долл. за баррель. А уход со сцены нынешней правящей катарской семьи приведет к сокращению экспорта СПГ, а значит к росту цен на трубный российский газ. От этого также выиграют Иран и Ирак как крупные производители нефти и газа. И что очень важно – с такими ценами на нефть и газ западные санкции против России и Ирана сами собой падут без милости США. Более того, ЕС попадет в полную зависимость от энергетических поставок из России, Ирана и Ирака. А Турции грозит отпад почти трети ее территории, населенной курдами, которым надоел Реджеп Эрдоган с его непоследовательной курдской политикой и исламистскими заносами.
***
Конечно, пока это остается одним из возможных сценариев. Сейчас все зависит от политической воли России, Ирана, Ирака и Сирии. Как представляется, у Москвы уже нет другого выбора. Если участие РФ в военной операции в САР не принесет результатов, то это будет провалом как во внешней политике, так и внутри страны, учитывая, что далеко не все россияне поддержали это. И негативные последствия этого более чем понятны. Они скажутся даже на российских позициях по Донбассу. России в обязательном порядке нужно довести дело до логического конца, то есть полностью уничтожить ИГИЛ. А сделать это без поддержки с земли Ирана и Ирака нельзя. Но, если Москва сделает свой выбор в пользу создания альянса с шиитской дугой, то победа будет не только над терроризмом, но и над западным диктатом и режимом санкций. Тем более что Тегерану также важно закрепить свои усилившиеся позиции на Ближнем Востоке и покончить с перманентной враждебностью Саудовской Аравии и ее союзников. Остается только подождать, как будут развиваться события. Россия не имеет права на поражение. Потому что ее поражение − это не только ее поражение, это обернется поражением и катастрофой для многих государств мира.

Владимир Алексеев       iran.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий