08.01.16

Доброволец из Дагестана погиб за русских Донбасса

Нет в ДНР мест, столь же обильно политых русскою кровью, как Донецкий аэропорт.
Даже Саур-Могила унесла меньше жизней — последние залпы там отзвучали еще летом 2014 года. Тогда каратели, захватившие высоту, выстроились для коллективного фото. Разведчики ополчения доложили об этом «Кэпу», а тот связался с «Востоком», и вскоре на «саурку» посыпались ракеты «Град». Последствия коллективного фото вывозили грузовиками. Но это была последняя кровь, пролившаяся на Саур-Могиле, а в проклятом аэропорту она льётся по сей день.
Много там было потеряно друзей и боевых товарищей, но один случай никак не удаётся забыть. Был у нас доброволец из Дагестана — бывший морпех, по имени Вагид. Он приехал в Новороссию летом 2014 года: увидел в интернете зверства украинских карателей и не выдержал — обманул родню и поехал на Донбасс. Пробыл недолго — всего несколько месяцев. В ноябре 2014 Вагид погиб в Донецком аэропорту.
Накануне парень ездил «в увал» — кто-то из родни женился. Отпускать назад его не хотели — мать и старший брат договорились со знакомыми полицейскими, и те инсценировали задержание, после чего отобрали у Вагида паспорт «до выяснения обстоятельств». Но ополченец, не будь дурак, быстро понял причину столь бдительного внимания полиции и, мигом вызволив свои документы, отправился обратно в Донецк.
Накануне его гибели мы виделись на позициях на окраинах пос. Весёлое, неподалёку от взлётной полосы. Наши «сомалийцы» тогда держали пожарную вышку, а меня и ещё нескольких бойцов «Танцор» — наш командир, забрал в наш новый «Домик» (из старого нас выселили хозяева, после чего его благополучно разбомбили).
Ночью бойцы ютились в небольшой комнате. Уютно потрескивала буржуйка, вход в комнату закрыли старым ковром, но всё равно было холодно. На буржуйке грелись банки с тушёнкой. Позже появился Вагид — привёз бойцам провизию.
Это была наша последняя встреча. На следующий день я поехал по каким-то делам к «Гиви», а потом в Донецк, а Вагид остался там — собирался утром отправиться на пожарную вышку. Как выяснилось, туда он не попал.
Как рассказали позже, каратели предприняли очередную атаку. «Секрет», находившийся на достаточно приличном расстоянии от «пожарки», по неизвестным причинам не смог вовремя сообщить бойцам, находившимся в пожарной части, о подозрительной активности противника. Вагид попытался добраться туда пешком, чтобы предупредить товарищей.
Расстояние было относительно небольшое — в мирное время его вполне можно было бы преодолеть за 15–20 минут, но бойцы предпочитали передвигаться на транспорте, так как места были опасные и хорошо простреливались. К сожалению, в тот момент транспорта не было, и Вагид пошёл пешком. В пути его настиг «Град» — в те дни каратели обстреливали аэропорт из всех имеющихся видов артиллерии, всеми видами боеприпасов, в том числе запрещёнными кассетными, фосфорными и т. д.
Ополченца накрыло ракетами на открытом месте — спрятаться было негде, и парня изранило осколками. Вагид погиб на месте. Увы, впоследствии колона украинской техники, в том числе несколько танков, вышли на расстояние выстрела к пожарной вышке, и расстреляло её. В тот чёрный день погибло ещё много хороших людей. Около десятка получили ранения.
Когда-нибудь, на месте разрушенного аэропорта появится мемориал, на котором будут указаны имена всех ополченцев, отдавших свои жизни за освобождение этого проклятого места. Вероятно, где-то в этих строках найдётся место и для него — Вагида, добровольца из Дагестана.

Юрий Ковальчук, журналист из Херсона, бывший участник отряда ополчения «Сомали», politnavigator.net

Комментариев нет:

Отправить комментарий