22.10.16

Бакинец вынужден скитаться на чужбине из-за оккупации собственного жилья

В редакцию сайта Minval.az неоднократно жаловались люди, ставшие жертвами подобной ситуации. На днях к нам обратился племянник гражданина Азербайджана Фаика Мамедова, который сегодня проживает со своей семьей в Украине.
Его история похожа на сотни других историй людей, которые лишились возможности жить в своих собственных квартирах.
В 1993 году спортивный инструктор Института геофизики Национальной академии наук Азербайджана Ф.Мамедов, стоявший на жилучете, получил в собственность 1-комнатную квартиру, расположенную по адресу: пос. Гарачухур, ул. М.Фаталиева 15, квартира № 89. Ф.Мамедов нанял мастеров, которые должны были поставить двери и сделать ремонт. Да не тут-то было. В очередной свой визит Ф.Мамедов обнаружил в своей квартире чужих людей – вынужденных переселенцев, которые заняли его квартиру, воспользовавшись отсутствием двери. Ф.Мамедов потребовал, чтобы они немедленно собрали свои вещи и покинули его квартиру, но они апеллировали тем, что им некуда идти. Ф.Мамедов вошел в их положение и дал им срок, чтобы они подыскали себе другое жилье. Но его благие намерения были поняты по-другому: переселенцы выезжать не собирались, а прочно обосновались в его квартире.
Стоит отметить, что, будучи не в состоянии найти работу, Ф.Мамедов уехал на заработки в Украину, где снял квартиру и женился на уроженке Харькова. У них родилась девочка, а через несколько лет – еще две. Во время последних родов его супруга скончалась. Оставшийся с тремя дочками, Ф.Мамедов не оставлял надежды вернуть свою квартиру в Баку. В 2009 году он вернулся в свой родной город и подал в суд на захватчиков его жилья. Суд удовлетворил его жалобу, и семья вынужденных переселенцев должна была освободить захваченную квартиру. Но эти люди сдаваться не собирались, и подали встречный иск, пытаясь оспорить решение а Апелляционном суде. Суд ответил им отказом.
Естественно, что их вопросом должны были заняться Госкомитет по работе с беженцами и вынужденными переселенцами и местная ИВ. Но дикость ситуации заключалась в том, что суд Сураханского района Баку в вынесении решения руководствовался президентским указом № 298 от 1 июля 2004 года, согласно которому запрещалось выселение беженцев и вынужденных переселенцев из мест их проживания без предоставления им жилья. Согласно этому же распоряжению, выселяемая семья вынужденных переселенцев должна была быть обеспечена жильем со стороны государства. А такового не было. Потому и уехал Ф.Мамедов — отец трех дочерей – обратно в Украину. Там он снова женился, потому что девочкам нужна была мать. У него родилась еще одна дочь, но, к сожалению, вторая супруга Фаика скончалась от онкологического заболевания.
Но тут на горизонте забрезжила госпрограмма, согласно которой беженцам и вынужденным переселенцам в самое ближайшее время должны были выделить жилье.
Но в Государственном комитете Азербайджана по работе с беженцами и вынужденными переселенцами дали неутешительный ответ: в настоящее время переселение жильцов здания по адресу улица М.Фаталиева 15 не предусмотрено в ближайшие годы.
Но Фаик, которому в октябре будет 50 лет (а квартиру он получал, когда ему было меньше 25 лет) все же не теряет надежду, что сможет вернуться в Баку и жить в собственной квартире. По вине системы гражданин Азербайджана вынужден жить на чужбине из-за того, что его квартира, которую он получил как молодой специалист, 25 лет назад, оккупирована вынужденными переселенцами. Кроме слова ОККУПИРОВАНА я не могу подобрать более подходящего термина. Иначе просто не скажешь. А почему – сейчас узнаете.
Вечером 13 октября я вместе с племянником Ф. Мамедова поехала по адресу М. Фаталиева, 15, и своими глазами увидела этих переселенцев. Хочу, чтобы их представили и вы, а потому опишу как можно более красочнее.
9-этажный дом, стоящий у дороги, напоминает большую рваную простыню. Ямы в раздолбанных тротуарах наполнены дождевой водой, под ногами хлюпает слякоть. Первые этажи, подвалы и мусоропровод – всюду есть комнатки-нахалстройки, освещенные одной тусклой лампой на всю длину коридорной «кишки». В этой же «кишке» стоят несколько старых газовых плит, сушатся постиранные вещи. Жители этого места не идут на контакт с нами, а предпочитают спрятаться в свои жалкие конуры.
В блоках живут те, кто побогаче. А именно захватчики квартиры Ф. Мамедова. Мы поднимаемся на 2-й этаж, стучимся.
Двери (сейфовые) открыла полная светловолосая женщина лет 45-ти. Мы прошли в квартиру. На встречу нам вышел здоровенный детина (сыночек из армии вернулся вот уже год как, и не работает — естественно), который пытался своей широкой спиной закрыть обзор комнаты. Но так как я от природы очень глазастая, то много чего успела разглядеть: занавески из органзы, шкатулку с украшениями, два крутых мобильных смартфона, уютно лежащих около шкатулки с кольцами, ковры на стенах и на полу, неплохую добротную мебель. Да и сама «хозяйка» не скрывала своих золотых колец на наманикюренных пальцах и золотого браслета-цепочки на запястье. Я заглянула на кухню и увидела новую стиральную машину-автомат, добротную газовую плиту. Женщина сказала, что ремонт они делали за свой счет (!!!), и двери ставили за свой счет (!!!). Муж этой женщины занимается частным извозом (откуда машина – история так же умалчивает).
На вопрос племянника Ф.Мамедова – когда они наконец освободят квартиру — согласно решению суда —  женщина ответила, что к ним «на днях приходили и сказали, что буквально в следующем месяце они переедут в новое жилье, которое находится в Масазыре». Я сразу же заподозрила неладное, потому что на мой вопрос – ОТКУДА ИМЕННО ПРИХОДИЛИ – женщина тут же быстро ответила: «Mən hardan bilim, kim. Gəlmişdilərdə. Mən dəqiqləşdirmədim!».
Скорее всего, эта фраза была сказана для того, чтобы мы поскорее ушли и не пудрили ей мозги своими вопросами. Я сказала, что проверю информацию. Конечно же, смысла оставаться не было. Мы вышли в беспробудную тьму улицы, сели в машину и уехали с территории безнадеги.
Как я и предполагала, в Сураханском отделении Комитета по работе с беженцами и вынужденными переселенцами, куда мы позвонили сегодня с уточнениями, даже не в курсе, когда и уж тем более – куда – будут выселять жильцов дома №15.
Значит, ситуация патовая? И Ф.Мамедов – отец четверых детей, вынужденный жить на чужбине, так и не вернется в свою законную квартиру? Тогда мне очень хочется задать чиновникам вопрос: так кто же вынужденный переселенец? Те, кто бессовестным образом вселился в чужое жилье, или же житель города Баку, который вынужден был уехать из своего родного города в чужую страну, потому в Азербайджане справедливости не нашел и до сих пор найти не может? И тем не менее, даже находясь в Украине, он растит своих дочерей в духе азербайджанских традиций, обучает их родному языку, уважению к Родине. И в этом ему помогает его третья жена — гражданка Азербайджана.
Самое интересное, что не только один Ф.Мамедов пострадал от захвата квартир в этом злосчастном доме. Ранее к нам в издание обратилась Н. Яковенко, инвалид IV группы (сколиоз позвоночника 4 степени, тромбофлебит, в 2012 перенесла паралич), которая так же получила квартиру в доме №15 по ул. М. Фаталиева в том же году. Женщина тогда работала в системе Госнефтекомпании главным бухгалтером.
— Вечером я получила ордер, а утром поехала смотреть квартиру и увидела беженцев (семья Джафаровых) из Агдамского района. Они устроили мне дикий скандал, дело чуть не закончилось рукопашной. С тех пор прошло много лет, я и моя дочь скитались по съемным квартирам. Мы пережили много судов. И вот последний суд выдал постановление о переселении из моей квартиры семьи Джафаровых. Сказали, что во вторник судебные исполнители должны их оповестить.
Наталья Яковенко обещала держать нас в курсе происходящего. Но я почему-то уверена, что никаких мер государство не примет, как и в случае с Ф.Мамедовым, как и в случае с тысячами других собственников квартир, вынужденных проживать по чужим углам. Кстати, Ф.Мамедов, как многодетный отец, имеет право потребовать от Азербайджана не только многокомнатной квартиры, но еще и компенсации морального ущерба. И это будет справедливо.
А, тем не менее, 18 августа пресс-служба Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев распространила сообщение о том, что в соответствие с распоряжением президента Азербайджанской Республики до сегодняшнего дня для беженцев и вынужденных переселенцев были построены 94 современных поселков и многоэтажных комплексов жилых домов. Были улучшены жилищно-бытовые условия 243 тысяч вынужденных переселенцев и беженцев.
Согласно последней информации, поступившей в СМИ, по словам начальника Государственной миграционной службы республики Фирудина Набиева, за последние 20 лет на решение социально-бытовых проблем вынужденных переселенцев в Азербайджане было направлено $6 млрд. Правительство реализует продолжительные мероприятия, связанные с занятостью, образованием, жильем, медицинским и социальным обеспечением этой категории людей. Так, за истекший период для вынужденных переселенцев государством было построено около ста (!!!) современных поселков, улучшены жилищно-бытовые условия тысяч семей беженцев и вынужденных переселенцев.
Хотим напомнить, что вынужденные переселенцы проживают не только в аварийных домах, но также в частных квартирах. Сегодня вынужденными переселенцами и беженцами в Баку и Сумгайыте незаконно заняты три тысячи квартир. Собственники этих квартирах неоднократно обращались в судебные органы относительно восстановления своих прав на собственность. Но все эти попытки ни к чему не привели.
В августе сотрудник азербайджанского издания «Новое Время» попытался достучаться до чиновников высшего аппарата и уточнить – когда же люди, являющиеся собственниками квартир, занятых беженцами, смогут вернуть себе свою собственность?
Для полноты картины, отраженной в данной статье и лучшего восприятия «квадратуры круга», в которой оказались все те, кто лишился своих квартир по вине вынужденных переселенцев и беженцев, сайт minval.az прилагает данное интервью без изменений:
— Неправильно называть эти квартиры незаконно занятыми. Эти квартиры пустовали, — заявил «Новому Времени» глава пресс-службы Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Эльчин Гадимов.
— Но ведь эти квартиры являются чужой собственностью?
— Да, правильно. И в Государственной программе относительно размещения внутренних переселенцев есть отдельный пункт, касающийся освобождения этих квартир. Эти квартиры будут возвращены своим владельцам, а беженцы и вынужденные переселенцы, занявшие эти квартиры, будут обеспечены отдельным жильем. И этот процесс уже начался. Несколько семей уже переселено из этих квартир, — сказал пресс- секретарь.
— Но собственники занятых квартир добились этого в судебном порядке в Европейском суде, и к государственной программе не имеет никакого отношения, — заметил журналист.
— Сегодня решить эту проблему невозможно. Потому, что в данное время в Баку свободных квартир нет. И на балансе комитета нет свободных квартир. Но этот вопрос будет решен, — пообещал представитель Государственного комитета.
Когда же? — поинтересовался журналист.
— Этого нельзя сказать точно. Отмечу только, что в будущем этот вопрос будет решен в поэтапном порядке, — пообещал Эльчин Гадимов.
Стоит отметить, что еще в 2007 году (а именно в 2007 году был ОФИЦИАЛЬНО аннулирован статус беженцев). И – кстати —  тогда же председатель парламентской комиссии по социальной политике Хады Раджабли заявил, что квартиры, захваченные вынужденными переселенцами после 1998 года, должны быть возвращены законным владельцам. Но вот только с датой, годом и веком немножко сложно: согласно законопроекту Закона «О репатриации», все это будет, когда земли Азербайджана будут полностью освобождены от армянских захватчиков.

Яна Мадатова        minval.az

Комментариев нет:

Отправить комментарий