05.10.16

НАДО ЛИ ВЕШАТЬ ВЗЯТОЧНИКОВ?

Виселицы на площадях - варварство. Но если в России за кражу миллионов долларов порой дают 2,5 месяца тюрьмы, не задумается ли наш народ насчёт иранской модели наказаний? Я приезжал в Иран шесть раз, и за это время мне «посчастливилось» дважды наблюдать исполнение смертных приговоров. В первом случае вешали преступника, убившего двоих детей, во втором - чиновника, бравшего взятки с наркоторговцев. Оба раза рано утром на площадь у Дома правосудия в Тегеране являлись десятки тысяч зрителей — словно на праздничное шоу, взяв с собой маленьких детей. Виселицей служил подъёмный кран с перекинутой через лебёдку верёвкой. Сперва кадий (мусульманский судья), действуя согласно шариату (своду исламских законов VII в.), зачитывал преступнику приговор, затем на голову приговорённого к казни надевали мешок. Офицер полиции нажимал на кнопку, и стрела крана поднималась вверх — петля затягивалась… Честно признаюсь: в этот момент я отвернулся. А толпа реагировала иначе. Дети хлопали в ладоши, мужчины снимали происходящее на мобильные телефоны. «Разве такие методы помогут в борьбе с коррупцией?» — спросил я знакомого иранского журналиста. «Разумеется! — воскликнул тот. — Вообрази, какой бы кромешный ад творился, не вешай мы взяточников!».
В 2015 г. в Иране казнили 977 человек, большинство из них осуждено по статьям, связанным с «экспортом» героина из соседнего Афганистана. Около четверти повешенных — полицейские, чиновники, пограничники, так или иначе принявшие «подарок» от наркоторговца. Для закона важна не сумма, а сам факт получения взятки. Помимо смертной казни коррупционерам в Иране отрезают пальцы — 5 лет назад Министерство внутренних дел даже умудрилось изобрести специальную «мини-гильотину» для подобных вещей. Если чиновник хапнул «барашка в бумажке» от обычного гражданина, а не от наркомафии, на первый раз ему отрезают мизинец (и иногда оставляют на госслужбе), но пойманному в третий раз могут отрубить руку вместе с запястьем. Арестовывают не только мелкую рыбёшку: недавно в тюрьму поместили бывшего вице-президента Ирана Мохаммада Реза Рахими за связь с группой правительственных чиновников, занимавшихся вымогательством денег у бизнесменов и последующим их отмыванием. Всего за решётку по этому делу угодили 11 человек.
— Если докажут, что Рахими крышевал банду коррупционеров, его повесят без сантиментов, — считает тегеранский адвокат Али Амири. — Три месяца назад был приговорён к смертной казни самый богатый человек Ирана — нефтяной магнат Бабак Занджани и ещё три сотрудника госаппарата — за сокрытие доходов от продажи нефти через подставные фирмы.
Сейчас в правительстве обсуждают — оставлять казни публичными, либо вешать преступников в тюрьме, без свидетелей… Иран хочет улучшить свой имидж на Западе, а с подъёмными кранами на площадях это несколько сложнее. Тем не менее простые иранцы публичные виселицы горячо приветствуют и выставляют в день казни в своих окнах плакаты «Вздёрните всех взяточников!».
Стоит отметить: мелкая коррупция среди полиции, врачей и учителей в Иране практикуется на удивление редко. Главная причина её отсутствия — страх. Когда на твоей руке не хватает пальцев (или руки вовсе нет), это никуда не спрячешь: людям сразу видно, что они общаются с бывшим уголовником. Кроме того, у госслужащих довольно приличная зарплата — рядовой полицейский получает 500 долларов, преподаватель в университете — 1000, доктор — 1200. Им просто нет смысла вымогать по двадцать баксов: потеряешь денежную работу и плюс ко всему останешься без пальцев. А вот в случае наркоторговцев дело иное — там фигурируют огромные суммы, поэтому чиновнику или офицеру правоохранительных органов в провинции труднее устоять и не пропустить запрещённый груз.
По крайней мере «крановые виселицы» с улиц иранских городов пока не исчезают, причём не только в Тегеране — и в Мешхеде, и даже в популярном у туристов Исфахане публичные казни проводятся каждый месяц. Обычно тела казнённых висят в назидание пару часов.
— С точки зрения западных стран это выглядит сумасше­ствием, — говорит экс-сотрудник шариатского суда Захедан Хусейн Кабири. — Однако они забыли, что творилось у нас ещё лет 40 назад при монархическом режиме. Гаишники трясли взятки даже с водителей автобусов; полицейский, заступая на службу, платил начальнику, чтобы получить хорошее оружие; учителя собирали деньги с детей за перевод из класса в класс, иначе могли оставить на второй год. Согласен, трупы на верёвках откровенно пугают, но у исламской республики нет иного выбора. Иначе коррупция в Иране вновь станет повсеместной и привычной, как это было на протяжении сотен лет.
Объяснюсь сразу. Лично я считаю публичную казнь (особенно на глазах у детей) средневековым варварством. Однако верно и другое: представьте, что творилось бы в этой стране (где взятки веками возводились в культ), не борись она с лихоимством отрезанием пальцев и виселицами на городских площадях?
Между тем Россия по уровню взяточничества недалеко ушла от Ирана — рейтинг Transparency International поместил её на 119-е место. И тут возникает вопрос: если у нас отдельные госслужащие за кражу миллионов долларов будут получать 2,5 месяца тюрьмы, не задумается ли наш народ об иранской модели наказаний? Или лучше до этого не доводить?

http://www.sknews.ru/rubriki/opinion/72292-nado-li-veshat-vzatochnikov.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий